Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник "Городской курьер" (Саров)
Дата 05.10.00
Название Делают дело – пусть «воюют»
Автор М. Посыпай
Тип материала  Статья


Делают дело – пусть «воюют»

Вячеслав Лопашов столкнулся с ними совершенно случайно:

– Приехал отдыхать на Протяжку, смотрю – дерутся, подошел разобраться, в чем дело, а они там с умными лицами изображают сражение. Теперь они существуют уже как городское молодежное объединение. В ноябре 1999 года нам удалось провести в «Березке» первый слет подобных клубов Нижегородской области. Мы назвали его «Волк» (волжская конференция региональных игр). Тогда к нам приехали еще и из Москвы, Питера, Омска – чуть ли не со всей России.

– Они так серьезно машут мечами, что даже слеты можно устраивать?

– Да. Некоторые «вояки» и травмы серьезные в «боях» получают.

В ролевых играх они исполняют роли, которые не могут или попросту не хотят принять на себя в повседневной жизни. Подобно главному герою фильма «Матрица», они живут в двух измерениях: одно именуется реальностью, второе – сказочным миром «фэнтэзи». Юноши становятся гномами, магами, рыцарями; девушки превращаются в фей, фрейлин. Словом, ролевая игра для них – это способ воплощения своего «первого», но затравленного, или «второго», нераскрытого, Я. Скромная студентка превращается в амазонку. Добродушный молодой человек становится свирепым воякой.

Они – толкиенисты.

О существовании молодежного движения, носящего имя Толкиена, известного на весь мир автора захватывающих сказок-романов, знают в основном те, кто эти произведения читал. Да и объединения толкиенистов возникают в основном в больших городах. Но подобная молодежная организация есть и в нашем провинциальном городе. Название ее – «Клуб исторического фехтования (или «ролевого моделирования», как кому больше нравится) «Палантир».

Впрочем, суть не в том, как называть клуб толкиенистов. Главное, кто именно увлечен «хоббитскими играми». Кажется, что подобные затеи по душе лишь подросткам, еще не вышедшим из детства. Однако основали «Палантир» достаточно взрослые и грамотные люди, которые, наверное, хотят и могут научиться что-то делать в этой жизни. А входят сюда в основном студенты СарФТИ и медучилища. Остается только разводить руками от удивления. Зачем людям, достигшим зрелости, эти сказки о драконах, темных и светлых силах, пирах, королях, магах? Зачем уходить в лес и разыгрывать там сражение... зачем? Затем, чтобы сыграть еще одну роль.

«Мой начальник, черный эльф Джин, правая рука Ангмарца, на протяжении нескольких часов ругался с мастерами. Мне это надоело. Взяв одного орка, я отправился разбойничать на большую дорогу. Так мы пришли к Амон Сулу. У высокой штурмовой стены горел костер. Было холодно. Мы поздоровались и сели у огня. С полчаса болтали с наемниками, охранявшими башню. Довольно дико было прийти в самый оплот светлых сил, сесть к костру, а на вопрос «кто вы?» честно признаться, что мы – ангмарская разведка. Наглость – второе счастье. Я даже мог бы убить Галадриэль, если бы получил такой приказ...» ахнет сеном, стерня хрустит под ногами, позвякивают кольчуги. Черная нуминорская гвардия идет на помощь наемникам, перешедшим на темную сторону. Утром наемники неожиданно вошли внутрь. Вырезав охрану, они принялись за сонный гарнизон. Несколько минут веселья, и дело сделано».

«В бою время замедляется: самые быстрые движения растягиваются, как при замедленной съемке. Перестаешь чувствовать боль, страх. Враг исчезает, и ты вместе с ним. Остается жизнь». (Шунь, заместитель начальника контрразведки королевства Ангмар; 17-21 августа, ролевая игра «Ангмарские воины».)

Все названия в «хоббитских играх» из Толкиена, имена, образы, герои тоже взяты из его произведений. До начала действия «актеры» договариваются, кто чей облик принимает, кем становится: гномом, наемником, эльфом или кем-нибуь другим; получают «паспорта»; и только потом «темные» меряются силами со «светлыми». Исход может быть любым – у войны не бывает сценария.

Вспоминаю слова В.Лопашова: «Они серьезно подходят к изготовлению муляжей старинного оружия: делают не просто болванки, а именно действующую модель. Если это модель лука, то стрела хоть 20 шагов, но пролетит».

Да, думаю, таким мечом по голове дадут – мало не покажется. Это я на «тренировку» толкиенистов в лес на Кремешках пришла. Оружие у них действительно что надо. Одежда, как в средние века: рубахи с вышивкой, шапки, отороченные мехом. Не одежда, а костюмы, ведь такие вещи сейчас никто не носит.

Сколько, спрашиваю, кольчуга весит и кто ее смастерил?

– Весит 7 килограммов. А делаем все сами – денег на то, чтобы покупать готовое, нет. Такие вещи ведь на заказ в основном делают, а это дорого. И шьем сами, и вышиваем, щиты делаем, кольчуги плетем, помогаем друг другу по мере сил. Только вот далеко не все историчным получается... Да и вышиваем «криво», а вышивка профессионалов слишком дорогая.

Стоп. При чем тут «историчность»? Ведь в игры же играют, рыцарей там из себя изображают, гномов. Произведения Толкиена вроде бы с мировой историей ничем не связаны.

Немногим больше полугода назад они называли себя толкиенистами. Сегодня же говорят об этом с легкой иронией: да, мол, было, а теперь прозрели – все дело в неопытности. «Мы развиваемся. Если раньше считали нормальным носиться по опушке леса в лучшем случае с деревянными болванками или просто с дубинами – в худшем, как это делает подавляющее большинство саровских толкиенистов, то сейчас...»

– Если вы не толкиенисты, то...

– Мы – «реконструкторы».

Вот тебе на! Хотела познакомиться с «палантирщиками», а вижу перед собой «реконструкторов». Откуда слово-то такое корявое взялось?

– Можно реконструировать здания, картины, а мы реконструируем прошедшие века, в основном века средние. Шьем одежду, делаем оружие по образцам 7-9, 11 столетий: пытаемся перенести атмосферу тех времен в настоящее. Каждый выбирает свою эпоху, делает соответствующее тому времени оружие, одежду. Но нам непонятно, почему практически все реконструкторы интересуются викингами и варягами. Мы, например, «славяне»: просто воспитаны в патриотическом духе.

Хватаюсь за голову: если вы не толкиенисты, то где же мне теперь «палантирщиков» искать?

– Мы и есть «Палантир», точнее, мы туда «вписаны», но никакого отношения к Толкиену мы не имеем. Что там говорить: лично я его даже не читал. А кроме обезумевших детей, называющих себя толкиенистами и носящих куски материи на шее, в лесу никого и не найдешь. Основатели клуба? Да, они серьезные люди, к чему-то стремились, но теперь, видимо, поставили на этом деле крест. На «тренировках» появляются крайне редко и присоединяться к нам, реконструкторам, почему-то не спешат. Так только, на игрища развлечься ездят.

Еще и еще реконструкторы объясняют мне, чем они занимаются. Изучают исторические материалы, в основном результаты раскопок. Как кроили, как вышивали, какие ткань и тесьму ткали, какое оружие изготовляли – на все вопросы ищут ответы. На так называемых тренировках делятся впечатлениями, обмениваются опытом, да и просто общаются. А еще, в отличие от толкиенистов, не разделяют «ту» жизнь и «эту»: они не играют, а по-настоящему увлечены:

– Поначалу крышу сносило: каждую ночь снилось оружие, в любую свободную минутку только о славянах и думали.

Их всего шестеро: трое дружинников, носящих «историчные» имена (Вереск, Арри Охмэнсон, Лют), трое «кандидатов» – больше никто не хочет или не может серьезно заниматься такими вещами. Девчонок-реконструкторов в Сарове и вовсе нет: их нечем заинтересовать, ведь махать мечами в лесу интересно только мужчинам:

– В крупных городах у всех реконструкторских клубов есть свои помещения: подвалы чаще всего. На игрищах москвичи рассказывали нам, что там они, кроме всего прочего, библиотеки свои собственные создают. Девушки занимаются профессиональной вышивкой, шьют. В тех же самых помещениях создаются мастерские для изготовления оружия. Словом, у них есть база. Оттого и игрища у них получаются настолько зрелищными, что их за немаленькие деньги выступать приглашают. А у нас даже помещения нет, хотя и обещают уголочек в создаваемом Молодежном центре отвести.

Чтобы попасть на реконструкторские игрища, нужно смастерить или приобрести «минимальный комплект снаряжения». Шапка, ремень, обувь, рубахи, оружие должны быть «историчными». Мало повязать на шею покрывало и сказать: это мой плащ. Нужно, чтобы этот плащ был сшит примерно из того материала, который существовал в ТЕ времена. Одежда должна быть выкроена в соответствии с ТОГДАШНЕЙ «модой». Туристов в джинсах и цветных футболочках даже близко не подпускают на игрища реконструкторов – иначе многочисленные видеокамеры и возгласы удивления нарушат атмосферу средневековья. Помню, совсем недавно по центральному телевидению показали репортаж из Прибалтики. Старинный замок, средневековые одежды, король, придворный шут, рыцарский поединок и прочее, и прочее. Словом, сказка, только не толкиенская, а реконструкторская.

Мария Посыпай