Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Знание-сила
Дата 12.59
Название Путешествие на Венеру
Автор Г. Горин
Тип материала  Статья


Г. Горин

Путешествие на Венеру

Книга называется "Страна багровых туч". Hа обложке цвета закатного неба два круглоголовых существа тащутся через болото.

Страна багровых туч - это Венера.

Венере везет в фантастике. За последние годы о ней написаны "Звезда Утренняя" К. Волкова, "Сестра Земли" Г. Мартынова. Венеру посещают внуки наших внуков в повести Софроновых. Если добавить сюда роман польского писателя С. Лема "Астронавты", новую повесть А. Казанцева "Планета бурь", Л. Оношко "Hа оранжевой планете" да еще переизданные книги В. Владко "Аргонавты Вселенной" и "Прыжок в ничто" А. Беляева, список получается внушительным. Трудно пришлось молодым авторам А. и Б. Стругацким, решившим написать еще одну повесть о Венере.

Девять произведений о Венере, ни одного о Луне, ни одного о Марсе. Впрочем, такое предпочтение понятно. Каждый школьник знает, что на Луне только пыль и горы, что на Марсе пустыни и голубоватая плесень. Hо никто не ведает, что скрыто под облаками Венеры. Тут полный простор для выдумок. Могут быть и города, и леса, и моря. Фантастика предпочитает страны малоизвестные, почти неведомые. Советская техника сейчас занята Луной, а фантастика - послезавтрашней целью - Венерой. В свое время, когда советские ракеты достигнут Венеры, романы, наверное, будут писаться о Сатурне и Уране.

Что же нового можно сказать в девятом произведении о Венере?

У Беляева на Венеру бегут испуганные надвигающейся революцией миллионеры.

С. Лем находит там руины цивилизации, уничтоженной войной.

Г. Мартынов обнаруживает черепахо-людей... и, кроме того, космический корабль, некогда прибывший с Фаэтона - развалившейся замарсианской планеты.

Для Софроновых Венера - испытательный полигон. Там испытывается искусственное солнце.

Стругацкие сумели найти свою тему. Их тема - люди в космосе, обыкновенные советские люди.

Hачальник экспедиции - Ермаков, упорный и педантичный, принципиальный и злой... злой на Венеру, где погибли его жена и друзья.

Геолог Юрковский - поэт, романтик, немного рисующийся, старожил космоса, гордящийся своей принадлежностью к племени покорителей Вселенной. Молодой пилот Спицын, беззаветно влюбленный в свою специальность и в девушку Веру.

Быков - мастер своего дела, но в космосе новичок; трудолюбивый и скромный семьянин-штурман, геолог - спорщик и энтузиаст науки. Шесть сложных людей, шесть характеров. И один из героев думает о них так:

Вся шестерка в целом - отличная сборная... А слабости и недостатки?.. Что же, достоинства этих шестерых чудесно дополняют друг друга.

Дорога на Венеру во всяком случае в фантастике проторена. Когда идешь по проторенной дорожке, самая большая опасность - шаблон. Так хочется описать митинг перед отлетом, удаляющуюся Землю, чудеса невесомости, встречу с метеоритом. Стругацкие обходят эти приедающиеся детали. Почти у всех авторов растут на Венере растения-кровопийцы. У Стругацких тоже есть морские чудища. Hо они вызывают веселый спор - едят ли друг друга звери с разных планет. И тут же вспоминается межпланетный анекдот о глупой земной собаке, которая отъела лапы у драгоценной ящерицы, с трудом доставленной со спутника Юпитера.

Отряшно и трудно людям в чуждой стране багровых туч. Люди работают и устают, но шутят. Люди болеют... в том числе заурядным фурункулезом. Люди гибнут... в том числе по-глупому: ушел человек и не вернулся, искали м не нашли. И все же люди выпол-няют задание, работают, ищут, идут, ползут, тащутся... и доходят, потому что воля советского человека сильнее багровых туч.

Hа книжных полках уже немало книг о людях, осматривающих чудеса космоса, книг приключенческих и экскурсионных. Теперь к ним прибавилась книга о людях, работающих в космосе, работающих буднично и героически.

Фантастика многообразна. Это жанр переходный - он граничит с художественной прозой и с научно-популярной литературой. Поэтому в фантастике много книг популярного направления, где герои действуют, думают, но не живут. Стругацким удалось изобразить живущих людей. Может быть, термин не слишком удачен, но смысл его таков: живых, реальных людей изобразили писатели. Им, этим людям, веришь. И в их поступки веришь, и в их слабости, и чувства симпатии вызывают эти простые люди, выполняющие важное задание.

Будет ли продолжение у этой удачной повести?