Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник "Утро" (Воронеж)
Дата 15.02.94
Название Купи себе немного Олди
Автор Б. Иванов
Тип материала  Статья
Борис Иванов

Купи себе немного Олди

Поговорим о судьбе русской фантастики в непростых условиях рождающегося Рынка. Сегодня - о мимикрии.

Как профессиональный биолог я в это слово ничего плохого не вкладываю. Способ выживания. Если кому-то режет слух, то он не расслышал - я буду писать здесь о проблеме псевдонима и литературной мистификации в научной фантастике.

Для любого пишущего существа выжить - значит быть читаемым. А разве легко принудить особи, толкущиеся вокруг книжных лотков, задержать свой взор на книге, автором которой означен, допустим, Смирнов (Арутюнян, Катцнельзон...)? Нелегко. Вот тогда-то и назовешь себя не только бароном Ольшеври (Б. Ольшеври), но и маркизом де Огородом. Литературный псевдоним имеет давние, и благородные традиции

Тут, конечно, хорошо бы посвятить пару слов русскому парню Генри Престону, но совсем недавно в "Утре" уже прошел хороший материал об этом случае.

Возьму, другой, более сложный случай двух украинских "парней", которые пишут и издаются на русском и которых зовут Генри Лайон Олди. Будучи связан словом, не стану уточнять их имена в миру, хотя, видит Бог, не требуется особых дедуктивных способностей для того, чтобы, повертев, в руках прекрасно изданные томики "Живущий в последний раз" и "Сумерки мира", вычислить, кто есть кто.

Ох уж эти полиграфические совершенства, кстати сказать. Думается мне, что заметная доля бед, преследующих издателей отечественной SF, порождена чрезвычайно низкой долей изданий карманного формата в мягких обложках. То, что во всем мире делает основную массу книжного товара на прилавках, у нас пока - большая редкость. Дело, наверное, не только и не столько в окаянной гордыне-авторов и издателей, норовящих увековечить себя в целлофанированном картоне и мелованной бумаге. Просто не на рынок была ориентирована могучая полиграфическая база доставшаяся рыноч

никам от бюрократов. Вот и приходится выбирать между-дешевыми, но напоминающими инструкцию по пользованию органическими удобрениями брошюрками и глянцевой вальяжностью "Политиздатовских" томов.

"Живущий..." (1992 г.), задуманный как начало многотомной серии "Перекресток", вышел тиражом 100000 экземпляров. Планировались второй, третий и так далее тома... Не будем о грустном. Скажем лишь то, что шестой том свет все-таки увидал ("Сумерки).." -1993 г.), правда, вдвое меньшим тиражом. По последним сведениям, "Перекресток" борется за жизнь в виде элитарной серии "Бенефис".

[Image]Так или иначе, в историю SF он войдет как то гнездо, из которого выпорхнул в свет божий Олди Г. Л. - создатель нового жанра SF - "философского триллера". И его порождение. Потому что странноватое, но неплохо звучащее имя его сработано под странноватую, сумеречную прелесть "Живущего...", "Витражей патриархов","Сумерек...">.

Хорошо придуманный псевдоним - неплохо. Гипнотически звучащие заголовки - того лучше. Когда есть и то и другое, потенциальный покупатель откроет вашу книжку. И начнется самое страшное. Станет ясно, что нужно нечто большее. У Олди это большее есть - новый жанр. Претензия на это ¬ дело серьезное. В чем, собственно, состоит формула изобретения? Читаем. Много чертовщины. Раньше за такое-ругали. И вообще убивали, а потом, вдобавок, еще и не издавали. Кого как, впрочем. Николая Васильевича, например, нетрогали даже самые стойкие соцреалисты. Гоголя. Так что это, наве

рное, неплохо - чертовщина. По крайней мере,-если вы -Гоголь.

Имеют место оборотни и иные существа. 0дни напоминают, что-то из литературы извесное, другие - явное порождение фантазии авторов. Собственная мифология тоже явление в SF. Мир Олди живет по своим законам - там люди умирают по девять раз, там сочинение стихов - запретное умение. Много там всякого.

И изложено непросто. Хронология - явно дело десятое для Генри Лайона. Все его повести, кроме того, еще и сложнейшим образом увязаны между собой. Сюжетными связями, ассоциативными, еще Бог весть какими-то... Учитывая, что Генри Лайон завидно плодовит, можно представить, что измышленный им мир может стать объектом пожизненных размышлений для определенной (достаточно интеллектуальной) прослойки читателей. Толкиенистов мы уже имеем, глядишь, и Олдианцы заведутся...

Мир Олди - мир довольно сложных, порой наизнанку вывернутых чувств, мир странных мотивов, странных поступков. Может быть, это психологическая лаборатория экстремы - пограничных состояний человеческого сознания... И еще - этот мир насыщен поэзией. И той, которую пишут в столбик, и той, которая рассыпана по страницам сплошного текста. То тут, то там ткань его произведений рассекают полотнища цитат. Как правило, далеко не из английской литературы взятых. Читаешь себе, читаешь, глядь, а текст-то никакого не Генри Лайона, а, скажем, того же Николая Васильевича... 0

н и не притворяется иностранцем, Олди этот. Должно быть слишком уж любит Гумилева и Мандельштама. Так в чем же новый жанр? Свой миф, свой мир. Замешанная на "трансцендентальном ужасе" (простите за хитрое слово) психология. И большая доля литературной мистификации. Ну, насчет мистификаций - это мы мы все горазды. Пo-мoeму, у "философского триллера" слишком большая предыстория - чтобы только предысторией быть. "Cтpaшная мecть" - типичный "философский триллер", в таком случае. И "Мастер и Маргарита" -того же поля ягода. И многое у Лавкрафта. Хотя, возможно, я и путаю божи

й дар с яичницей. Думаю, лучше читателю разобраться самому.

А для этого - купите себе немного Олди.