Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Русская мысль (Париж)
Дата 27.11.97
Название Эгладор в Нескучном
Автор Ксения Корнеева
Тип материала Статья


Ксения Корнеева

Эгладор в Нескучном

"Я эльф, а это мой друг - алмазный дракон, причем светлый, - говорит длинноволосая девушка лет 18-ти в длинной темной накидке, чем-то напоминающей плащ фокусника. - Люди сюда вообще заходят редко. А все, кого вы видите, это маги, эльфы, хоббиты или глюки - кому что нравится. Это же Эгладор...". Для случайного прохожего такие заявления выглядят странно. Сбившиеся в кучки в глубине Нескучного сада молодые люди, несмотря на экзотичность своих нарядов, наличие у некоторых из них деревянных мечей и даже некоторых навыков фехтования, не производят впечатления фантастических созданий. Однако большинство из них считает и чувствует себя именно такими. Родилась эта молодежная тусовка в начале 90-х, когда в библиотеке Нескучного сада поселилась команда "Эгладор". В основном здесь собирались поклонники Дж.Толкиена, творчество которого в советские годы не приветствовалось официальными книгоиздателями, но весьма активно распространялось в самиздате конца 80-х по причине популярности у молодежи. Сначала регулярные встречи проводились в помещении библиотеки, однако, когда они стали сопровождаться неизменными по тем временам возлияниями с вытекающими последствиями, с библиотекой пришлось расстаться. Это, между тем, не помешало обитателям уже появившегося к тому времени "Эгладора" - придуманного Толкиеном заповедного эльфийского поселения - продолжить совместную жизнь на свежем воздухе. Впрочем, так же, как в произведениях Толкиена Эгладор со временем теряет свою закрытость, утратил ее и московский "Эгладор" в Нескучном саду, и здесь начали собираться не только толкиенисты.

"Толкиен здесь занимает немаловажную, но отнюдь не основную часть, - говорит менестрель Эсвет (в реальной жизни Светлана Чаянова). - Это тусовка народа, который любит "фэнтези" и предпочитает выдуманный кем-то мир тому, который нас окружает в действительности. А так как большинство здешнего народа обладает развитой фантазией, то соответственно мы можем позволить себе создавать для себя массу всяческих миров и в них жить. Это и есть основная функция тусовки толкиенистов". Впрочем, Толкиена по-прежнему здесь именуют Профессором, а его книги (в первую очередь выдержавший за последнее пятилетие более 30 изданий "Властелин Колец") являются той основой, на которой строится жизнь, а иногда и творчество обитателей "Эгладора". "Новосредневековый" эпос Толкиена стал источником многих литературных и музыкальных произведений наиболее "продвинутых" толкиенистов, а его имя является своеобразным паролем для многих абонентов российской компьютерной сети "ФИДОНЕТ". Еженедельные встречи по четвергам в Нескучном саду доступны не только москвичам, но и приезжим, а с помощью компьютера можно общаться с последователями Толкиена по всей России: обмениваться идеями или договариваться о проведении "Хоббитских игрищ" - ролевых игр по мотивам толкиенских сюжетов. Они занимают в жизни населения "Эгладора" далеко не последнее место. "Это позволяет нам почувствовать себя другими, - говорит 18-летний алмазный дракон. - В этой жизни нельзя быть великим героем, королем и даже простым воином, нельзя схватиться со злом собственными руками. То, что происходит, можно назвать землей мечты. В наших играх мы находим самих себя, делаем то, о чем мечтали в детстве и всю свою жизнь."

Впрочем, один из патриархов движения толкинистов 27-летний Илри Лейвлан (он же - студент четвертого курса Литинститута Роман Шебалин) находит этому более земное объяснение: "В жизни Петя Иванов не может решить свои проблемы с родителями, поэтому он становится Арагорном и в таком виде их решает. Как, наверное, и другие вопросы". Важную роль, по его мнению, играет и то, что нынешние Хоббитские игрища стали своего рода эквивалентом известной в советские времена игры "Зарница". "У молодежи отняли вдруг пионерские лагеря, некую систему взаимоотношений, - говорит он. - Те, кто помнит о существовании такой системы, пытается ее воссоздать если не в советско-коммунистическом виде, то под знаменем пропаганды средневеково-мистических идей. И воссоздает. Ведь персонажи Толкиена на самом деле тоже живут по принципу: общее дело, дело государства и народа выше личного дела". Мир Толкиена, ко всему прочему, достаточно жесток, и не исключено, что именно этим объясняется появление на "Эгладоре" большого количества "маньяков" - так здесь называют тех, кто регулярно приходит помахать мечами и большая часть которых знает о Толкиене только понаслышке. Многих это серьезно заботит.

"Я никогда не поручусь за людей, которые в 16 лет берут меч, пусть и деревянный, что они через пять лет не возьмут в руки автомат", - говорит Роман Шебалин. Впрочем, пока для "свободных народов" Эгладора настоящие враги - это не орки или хоббиты, а милиция, которая периодически пытается прекратить эти молодежные сборища. После очередного разгона толкиенисты вновь приходят сюда, и объяснение этому найти легко. "До того, как я попала в "Эгладор", у меня практически не было друзей", - рассказывает Айрон - студентка Ирина Красовская. Здесь она получила возможность найти единомышленников и хоть на время уходить из того мира, жить в котором становится все труднее. Впрочем, есть и обратное движение. Илри Лейвлан, хоть и не расстался до конца с "Эгладором", предпочитает теперь реальную жизнь, в которой он читает новые книги, пишет сценарии и пьесы, играет в музыкальном ансамбле. "Представьте себе, что человек ходит в скафандре, а потом снимает его. И оказывается, что и без него он может ходить, и дышать, и жить", - говорит Роман Шебалин.