Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Вечерняя Москва
Дата 15.10.96
Название Второе "Я" зовут "Лас"
Автор  
Тип материала  Статья


Второе "Я" зовут "Лас"

Каждый четверг в Нескучном саду собираются жители мифологической страны, придуманной английским писателем Толкиеном, автором множества книг в стиле "фэнтази". "Вечерка" рассказывала о нем и его российских последователях. Напомним, что Толкиен автор даже, пожалуй, не литературной, а философской концепции. Согласно ей существует множество миров, населенных разными существами, такими, как эльфы или люди, гномы или гоблины (и так далее). В московском Эгвадоре, маленькой копии толкиеновского, собираются те, кому по всяким различным причинам кажется (или доподлинно известно), что они происходят из этих самых параллельных миров.

У Тани Головкиной за плечами уже три курса Московского педагогического университета. Впервые в столичный Эгвадор она попала на первом курсе. Ее привела подруга. По мнению подруги, Таня очень была похожа на обитателей Эгладора своей отстраненностью от окружающего мира. Внутреннее, нематериальное до некоторых пор лишь слабенько материализовывалось в ее стремлении одеваться не так, как все, да и вообще, не быть похожей на окружающих "нормальных людей". Великую книгу Толкиена Таня, правда, прочла уже давно, в пятом или в шестом классе. Нельзя сказать, что именно эта книга превратила ее в именно такого человека, каким она является сейчас. Было много таких произведений, в которые Таня "играла", оставаясь наедине с самой собой. Каковы же были ее удивление и радость при встрече с людьми из Эгвадора, которые коллективно, так сказать, разыгрывали книги Толкиена! С момента первой встречи Таня изменилась просто до неузнаваемости. Из "диванного существа", которым, по ее собственным словам, она являлась, превратилась в существо, стремящееся к приключениям.

Поначалу она стала поздно возвращаться домой. А потом и вовсе пропала на несколько дней. И так повторялось неоднократно. Сейчас Таня думает, что, может быть, она была неправа, причиняя столько волнений своему папе, который восемь лет назад остался один с Таней, ее братом-близнецом и их старшей сестрой. Но удержаться от общения с новыми друзьями, которые под открытым небом себя намного лучше чувствуют, чем под крышей дома, у нее не было сил. Поэтому она исчезала вновь и вновь, появляясь, просила прощения у родителей (так называют Таня с братом папу и сестру) и вновь исчезала. По прошествии времени папа понял, что с этим бороться бесполезно и смирился, а после, то есть в настоящее время, проявляет даже большой интерес ко всему, что с ней происходит и что она любит. Брат не очень горит желанием разбираться во всех этих "толканутостях" и просто мирно существует рядом, слушает "Битлз" и "Роллинг Стоунз". А вот старшая сестренка еще никак не может оставить надежду на перевоспитание Тани. Она регулярно пристает к ней с нелепыми предложениями сходить в парикмахерскую, сделать нормальную прическу или "маникюрчик".

Не только с таким непониманием со стороны близких пришлось столкнуться Тане с тех пор, как по эгвадорскому обычаю ей присвоили имя одного из главных персонажей книги Толкиена Лас. В переводе с эльфийского языка это означает "лист". Самым легким было привыкнуть не замечать смеющиеся, презрительные, порою издевательские взгляды прохожих, однокурсников, приятелей. Был даже случай, когда пришлось пострадать физически за свой неординарный внешний вид. Однажды, придя в гости к одной своей подруге, Лас-Таня, как назло, забыла код, посредством нажатия которого можно было проникнуть в подъезд. Она пыталась узнать это сочетание цифр у проходившей поблизости дамы преклонных лет и внушительных размеров. Ну а та в свою очередь, подозревая за Таней, видимо, какие-то нехорошие намерения, как-то: потусоваться в подъезде, поплевать там на чистый пол или порисовать там на только что окрашенных стенах, схватила ее, что называется, за шкирман и попыталась вытрясти из худенькой девушки ее ранимую душу. Но разве такие пустяки могли разуверить Таню-Ласа в реальности мира эльфов и рыцарей? Тем более что именно в этой среде выявилось настоящее ее призвание: поэзия. Лас стала писать стихи и песни о разных средневековых и толрелей (так в средние века назывались придворные поэты и певцы). Причем сама Таня свои произведения боится называть "произведениями", а творчество "творчеством". Во-первых, это - слишком громкие слова, а во-вторых, это - что-то не похожее ни на то, ни на другое. Что-то близкое к самой настоящей магии. В процессе написания стихотворения она как бы перевоплощается в персонажа мифа или толкиеновской книги. Причем сам процесс написания стихотворения или песни, длящийся обычно до двух месяцев, забирает столько сил, что к моменту его завершения Таня чувствует себя просто измотанной и "обесточенной". Путем неимоверных уговоров и борьбы с ее огромной скромностью нам удалось выпросить у Лас одно из последних стихотворений. Здесь Лас перевоплощается в героя средневекового английского мифа Томаса Барда, который по тому же мифу влюбился в королеву эльфов и за усердную службу ей был награжден "устами, не умеющими лгать".

Я опять в плену у той весны,
Что пришла, когда нас стало двое...
Вновь лоза засохшая - с живою
Чьей рукой в узор заплетены?
Как тогда... Октябрь за окном
Как тогда - и чуда сердце клянчит
И опять ему любая кляча
Мнится твоим белым скакуном.
Шаг, другой - виденье отстает
И, по ветру всплескивая гривой,
В сумерки уходит горделиво,
Унося сокровище свое.
В хижине у матушки ворчливой
Как тогда я увидал ее.
Пел, смеялся, не жалел острот,
От которых становились злыми
У нее глаза под цвет полыни,
И кривился тонкогубый рот.
Так и не посмел ее обнять.
Струны как-то вдруг запели сами
Так Весна играла бубенцами
В гриве небывалого коня.
И звало - сквозь мерный шум воды
Хлынуло бредовое веселье
Над убогой роскошью осенней
Вышло солнце... И возникла ты.
А когда в сиянии твоем
А когда, нас унося вдвоем,
Конь рванулся в небо дивной птицей
Пожалел я, что не смог проститься,
Растворись в сиянии твоем.
И услышал - только свет померк:
"Ты проститься можешь и отсюда
Со своим полынноглазым чудом
Рыжей Элсбет и старухой Мэг...

Пояснения к тексту: Рыжая Элсбет - та самая королева эльфов, старуха Мэг - хозяйка хижины, где встретились Бард и Элсбет.

Со своими стихами и песнями Лас выступает на турнирах менестрелей, ее имя уже приобрело популярность и определенный вес среди толкиенистов Москвы и даже всей России. Ежегодно в начале ноября в Казани проходят "Дни Толкиена". На прошлогоднем таком празднике в арендованном толкиенистами казанском Ленинском Мемориале были устроены турнир менестрелей и турнир рыцарей, сражающихся на мечах, и бал в мраморном зале... На турнире менестрелей Лас стала одной из победителей, с честью пройдя три сказительных и три песенных тура.

На наш вопрос о том, как Лас относится к тому, что многие считают толкиенистов неудачниками в реальности, пытающимися как-то самовыразиться в придуманном идеальном мире, она ответила следующее:


- Этот придуманный мир отнюдь не идеален. Идеальных миров по Толкиену, да и вообще, не бывает. Там. есть проблемы. И даже свои трудности с самовыражением. Думаете, так легко выйти перед толпой и прочесть стихи на "менестрельнике"? Так что это не боязнь реальной тяжелой жизни. Это наш выбор, наше освобождение от некоторых условностей и несправедливостей. Освобождение, а не бегство!

Подтверждение этим словам Лас о свободе мы нашли в ее стихотворении, победившем в том году в Казани. Оно написано от лица раба, который носит всю жизнь на шее медное кольцо, ошейник:

...Я думал вслух и думал так:
Коль от рожденья ты дурак
Вот твой осел, вот твой колпак,
- Изволь кривляться!
Но дурнем или мудрецом,
Чем жить до старости с кольцом,
Дай Боже, рухнуть в пол лицом
И не подняться!