Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Сегодня
Дата 14.05.99
Название Все смешалось в семействе гоблинов
Автор
Тип материала  Статья


Все смешалось в семействе гоблинов

За "спекуляцию на именах великих" фантасту Николаю Перумову выбили зуб

Когда-то фантаста Николая Перумова обвиняли чуть ли не в плагиате - как же он посмел дописывать за самого Джона Толкиена! Самые горячие поклонники-"толкиенисты", прочитав его роман "Кольцо Тьмы", продолжение Библии для поклонников фэнтези - эпопеи "Властелин колец", подстерегли автора и выбили ему зуб. Сегодня его книги вышли в России общим тиражом полмиллиона экземпляров и переведены на польский и немецкий языки. Но теперь он никого не дописывает и творит исключительно свой мир. С НИКОЛАЕМ ПЕРУМОВЫМ беседует корреспондент "Сегодня" МАРИНА ЛАТЫШЕВА.

- Несколько лет назад, когда молодой биолог пришел в издательство "Северо-Запад" с кипой бумаг и заявил, что написал продолжение Джона Толкиена, он был выставлен за дверь. Но через год "Северо-Запад" все же издал роман "Кольцо Тьмы", и с тех пор и по сей день автора обвиняют в спекуляции на именах великих...

- Я восхищаюсь Толкиеном, он создал Средиземье - гениальный мир, но при этом использовал его как микроскоп для колки орехов: параллельная вселенная, которую населяют персонажи либо только положительные, либо только отрицательные. Меня это не устраивало, поэтому я и написал продолжение, в котором эльфы могут быть жестокими, а орки милосердными. Не могу сказать, что я очень доволен книгой, но я рад, что воплотил задуманный мной принцип неоднозначности героев. Конечно, не всем поклонникам Толкиена это понравилось.

Мне было интересно написать и продолжение романа "Трудно быть Богом" братьев Стругацких. У Стругацких благородный герой из идеального мира вынужден совершить убийство. Но ответа на вопрос, как на это отреагировали в его идеальном мире, нет. Этому и был посвящен рассказ "Суд". Он так и не напечатан, но отрывок есть в Интернете, и я думаю, что Борис Натанович Стругацкий его читал. Никаких претензий с его стороны не было. Ведь издательство "АСТ" выпустило двухтомник продолжения романов Стругацких, написанных его студентами, так что он привык к "допискам". Но теперь мне уже не интересно никого "дописывать", и последние книги, такие, как "Алмазный меч. Деревянный меч", это только мой мир.

- Вы согласны с тем, что бум фэнтези уже проходит во всем мире и, похоже, прошел и в России?

- В мире литературы жанр фэнтези занял свою нишу, у него есть свои почитатели. Там нормальный рынок, при котором ни один жанр не претендует на статус "чтения для всех", а издатели не рассчитывают на суперприбыли от продажи книги всему населению страны. Во многом фэнтези адресованы детям - это все же сказка. По крайней мере мой пятилетний сын любит, когда я ему пересказываю свои романы.

В России же был именно бум, мода. Теперь мода прошла, какой-то процент населения этим интересуется, но почитателей не так много, как хотели бы наши издатели. Поэтому сегодня они часто отказываются брать рукописи.

- Многие авторы фэнтези сейчас "переселяются" в Интернет...

- Я не верю в сетевую литературу - книги останутся в гуттенберговском варианте. Даже в Америке по сети можно купить изданную книгу, но произведений, которые появились на сайтах до выхода в печать, немного. И я думаю, что наши авторы, говорящие о своей крутизне, отправились в сеть просто потому, что не были признаны издателями.

- Вы известный писатель, но живете сейчас в Далласе, в США, и работаете в научном институте по своей специальности биолога. Даже вам сложно заработать на жизнь литературой?

- До летнего кризиса можно было писать две книги в год и жить на полученные деньги нормально, но без шика. Сейчас надо писать четыре книги, но дело даже не в этом. Мне интересна наука, интересна моя работа в Далласе, поэтому я этим и занимаюсь. Там у меня совсем другая жизнь, мои сотрудники знают, что я пишу, но, например, мой начальник терпеть не может Толкиена. Литература для меня не работа, а увлечение, я не писатель с удостоверением писателя. Пока писать романы мне интересно, но в любой момент этот интерес может пропасть.