Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Итоги
Дата 20.09.99
Название Кухня
Автор А. Подшибякин
Тип материала  Статья


Андрей Подшибякин

КУХНЯ

Мечта всякого автора - контракт на серию, скажем, в десять произведений. Мечта всякого издательства - мировые права на популярного автора

Недавняя Московская Международная книжная ярмарка была весьма эффектной: яркие декорации, многочисленные писатели "проездом из Нью-Йорка" - от Юза Алешковского до Дмитрия Якубовского, премьер-министр на открытии (впервые в истории мероприятия). По сравнению с прошлым сентябрем, когда всем было как-то не до книг, эта ярмарка оказалась поживее. Вместе с тем здесь почти не было зарубежных издательств (а значит, и литагентов, и контрактов), маловато новинок и практически отсутствовали небольшие издательские фирмы. И все же по нескольким дням работы ярмарки трудно судить о состоянии издательского дела в России - можно только высказать робкое предположение, что кризис оно в общем преодолело. Но не без потерь: на прошлогодней ярмарке было 4 000 участников, в этот раз - 2 020.

В Москве художественной литературой занимаются сейчас несколько десятков издательств, которые весьма условно можно разделить на четыре группы. Интеллектуально-андерграундные (иногда в прямом смысле - их офисы располагаются в полуподвалах жилых домов), издающие небольшими тиражами немассовую литературу - Ad Marginem, "Издательство им. братьев Сабашниковых", "Текст" (около 10 наименований в год каждое). Коммерческие, специализирующиеся на дамских романах и доморощенных боевиках с лихими названиями вроде "Братва снова в деле" или "Развод лохов", но "для имиджу" издающие еще и классическую литературу - "ЭКСМО-Пресс", "Олма", "ТЕРРА" (1 500 - 2 000 наименований в год; правда, помимо книг в общепринятом понимании, в счет идут брошюрки с названиями "Гибкая спина", "Ругайтесь правильно" и сборники анекдотов). Государственные, вроде "Художественной литературы" и "Искусства", которые продолжают как-то существовать, традиционно издавая, что называется, "неувядающую классику" в количестве 8 - 10 книг в год. И последняя разновидность - издательства почти западного типа, сочетающие выпуск пристойной коммерческой литературы с изданием интеллектуальных бестселлеров, например, "Вагриус" (около 200 наименований в год).

Авторы

Стать писателем сейчас - легче легкого. Алексей Брагинский, отвечающий за связи с общественностью в "ЭКСМО-пресс", рассказывает: "Алгоритм такой: звонит человек, говорит, что написал такую-то вещь. Спрашиваем, в каком жанре она написана. Существуют определенные требования к детективу, скажем, он должен быть современным. Писать детектив о работе муровцев в 32-м году сейчас не актуально, во всяком случае, для нашего издательства. Если тема нас устраивает, рукопись отдается на рецензию. Рецензентов обычно бывает не меньше двух, некоторые рукописи читает сам редактор, ведущий ту или иную серию". Результаты редакционного вмешательства видны невооруженным глазом: на столе у Алексея лежит рукопись с вялым заглавием "Рекламируя "Нежность", название перечеркнуто и заменено суровым "Одна минута славы". Рецензирование занимает примерно неделю.

Иногда издательства сами идут на контакт с авторами. Так, например, "Вагриус", подбирая авторов для своей некогда "черной", а теперь "мраморной" серии (современная проза от Пелевина и Петрушевской до Апдайка и Саган), изучает и толстые литературные журналы, и результаты букеровского и прочих конкурсов. По словам Татьяны Макаровой, отвечающей за PR в "Вагриусе", "чаще всего это те имена, которые проходили через журналы - "Знамя", "Дружбу народов". У нас существует обратная связь с журналистами, критиками, иногда они обращают наше внимание на интересное имя. Есть и просто "самоходы". Решение обычно принимается всей редакцией, методом, как сказали в "ЭКСМО", "брэйнсторминга", по-русски - мозгового штурма. Кульминационный момент - заключение контракта. С каждым автором оговаривают, получит ли он фиксированный гонорар, гонорар плюс потиражные или только потиражные. Последней схемой сейчас пользуются многие издательства самого разного уровня. В контракте, помимо прав на допечатки тиража, распространение в других странах, стараются оговорить и возможность экранизации или театральной постановки по мотивам произведения. Мечта всякого автора - контракт на серию, скажем, в десять произведений, но издательства обычно избегают этого, если, конечно, вы не Маринина или Доценко. Мечта всякого издательства - заполучить мировые права на популярного автора, как, например, у "Вагриуса" на Радзинского. Кстати, ни Ad Marginem на Сорокина, ни "ЭКСМО" на Маринину, ни "Вагриус" на Пелевина мировыми правами не располагают - у тех свои зарубежные литагенты и издатели. Стандартная практика - заключение контракта на одно произведение с последующей пролонгацией по мере надобности. В контракте оговаривается и срок сдачи рукописи. К задержкам, если это известный автор, издатели относятся с пониманием.

Стандартное время предпечатной подготовки книги сейчас (речь не идет о переводах) - три месяца. Если очень надо, успевают и за месяц. Говорят, в советские времена на это уходило не меньше года.

Все, с кем доводилось разговаривать, убеждены в одном - если ты не популярный автор, то на жизнь писательской деятельностью не заработаешь. Рассказывают о женщине, которая до кризиса возглавляла PR-агентство, а после решила заработать написанием детектива (занимаются этим, надо заметить, все кому не лень). Так вот, деньги в качестве гонорара ей были предложены такие, какие она раньше платила своей уборщице - имени-то раскрученного нет. Еще одной дебютантке в "ЭКСМО" за права на детектив на два года (правда, только на издание в мягкой обложке) было предложено 4 000 рублей. Заметим, что до кризиса за проходной боевичок в коммерческих издательствах авторам с легкостью платили по 1 000 долларов.

Монополия российских издательств на определенных авторов - правило не без исключений. Так, например, книги Дмитрия Александровича Пригова издают и питерское "Издательство Ивана Лимбаха", и "НЛО", и Ad Marginem. И никто не в обиде - Пригова хватит на всех.

А вот Пелевина не хватит. Его, как сказали в "Вагриусе", пыталось перекупить другое издательство, предлагая в качестве гонораров весьма впечатляющие суммы, но не получилось, потому что "кроме деловых отношений, с авторами возникают домашние". Автор, однако, пошел расчетливый, жалуются издатели, - назначает свою цену. Дальше начинается "нормальная рыночная практика", то есть торг.

Понятно, что наиболее уютно в финансовом смысле чувствуют себя авторы наиболее массовых жанров - бесконечных саг об отважных стражах правопорядка и злых бандитах (или наоборот). В "ЭКСМО" как минимум пять серий ("Черная кошка", "Русский бестселлер", "Спецназ", "Вне закона" и "Криминал") посвящены суровым будням "братков". Не отстает и "Вагриус". Здесь имеются серии "Правосудие по-русски", "Честь и сила", "Волкодав", "Мужское дело" и "Черный ворон". Про Бешеного - отважного борца с мировым злом - Доценко написал уже 11 книг общим тиражом почти 8 млн. экземпляров. Недавно "Вагриус" издал плоды совместного проекта Виктора Доценко и человека с многозначительным псевдонимом Федор Бутырский - "Бешеный против Лютого". Про означенного Лютого г-н Бутырский тоже написал порядка десяти романов, но до недавних пор два неуравновешенных супергероя сторонились друг друга.

Права

По российскому законодательству издательства не обязаны платить ни копейки за публикацию зарубежных текстов, впервые увидевших свет до 1973 года - именно тогда, 27 мая 1973 года, наша страна (еще СССР) присоединилась к Женевской конвенции. Что же касается отечественной классики, то здесь существует 50-летний срок охраны авторских прав, который продлевается на четыре года в случае, если "автор работал во время Великой Отечественной войны или участвовал в ней" или если он был репрессирован и реабилитирован посмертно (что не редкость). Кроме того, если произведение было впервые обнародовано после смерти писателя, то срок отсчитывается с момента первой публикации. В самом конце мая издательство "ТЕРРА" проиграло дело потомкам Алексея Толстого и теперь выплатит компенсацию в размере 5000 минимальных зарплат: в 1995 году без согласия наследников было выпущено собрание сочинений Толстого, но издатели не учли того, что Толстой, умерший в 1945 году, работал во время войны. Многие потомки, кстати, вообще понятия не имеют, что их ущемляют в правах. Крупнейшее в России частное "ФТМ Литературное агентство" работает сейчас с наследниками Маршака, Олеши, Пастернака, Чуковского и многих других, а также с ныне здравствующими авторами, в числе которых Владимир Войнович и Валентин Берестов. Кроме "ФТМ", проблемой авторских прав занимаются только государственное РАО (официальный наследник ВААПа) и несколько адвокатских фирм.

Иными словами, Пушкина и Дюма может издавать всякий, кто не поленится зарегистрировать издательство (процесс это не очень долгий и почти бесплатный). Хотя и здесь возникают правовые проблемы. Светлана Митюшина, редактор издательства "Художественная литература", считает: "У нас не существует редакторского права: готовим собрание сочинений, допустим, Льва Толстого, редакторы проводят текстологическую подготовку, работают с редчайшими архивными авторскими текстами, определяют, какой вариант писатель считал окончательным. А после выхода книги любое издательство может переиздать книгу под своей обложкой. Наш труд никто не учитывает". Помешать этому сейчас никак нельзя.

С живыми авторами сложнее, особенно с зарубежными. После кризиса многие контракты были вынужденно пересмотрены. Сейчас, по словам г-жи Макаровой, права в основном стоят не очень дорого. Правда, мемуары Брижит Бардо влетели "Вагриусу" в копеечку. Сумму, разумеется, не назвали, но дали понять, что речь шла о тысячах долларов. Однако даже это сомнительно - при заключении сделок такого уровня речь обычно идет о десятках тысяч. В "Худлите" рассказали, что только после слезных просьб "отнестись с пониманием" у правообладателя удалось купить права на издание "женских романов" Дороти Джеймс по тысяче долларов за роман. Небольшим интеллектуальным издательствам в этом смысле, как ни странно, проще. Существует такая международная практика, как джентльменское соглашение. По словам Сергея Артюхова, директора "Издательства им. Сабашниковых", механизм таков: "Допустим, мы хотим издать роман тиражом 5000 экземпляров, и известна цена, по которой мы будем его продавать, - 40 рублей. Зарубежному автору или издательству платится в среднем 7% дохода от продажи книги. Умножаем 5000 на 40, получается 200000 рублей. 7% от этой суммы - это 14 000 рублей, каковые и будут выплачены правообладателю. Превышение тиража оговаривается отдельно. Допустим, до 5000 экземпляров потиражные будут 7%, а после 5000 - 8%". Кстати, сходным образом в небольших издательствах строятся отношения с переводчиками - они тоже работают за потиражные, обычно за те же 7 - 10 %. Существенную помощь отечественным издательствам, причем не только миниатюрно-интеллектуальным, оказывают гуманитарные фонды и программы. Очень активна сейчас программа "Пушкин" при посольстве Франции, которая оплачивает авторские права, дает целевые гранты переводчикам с французского, иными словами, занимается благотворительностью, одновременно пропагандируя французскую литературу в России.

Существует также немецкая организация Internationes, которая сотрудничает не только с российскими, но и с американскими издательствами. Если вы, скажем, хотите издать современного немецкого автора, то заключаете контракт с издательством, которое владет правами на его произведение. Издательство, в свою очередь, подписывает контракт с Internationes. Вы издаете книгу, и Interanationes дает вам грант. По этому гранту переводчик получает гонорар, а немецкое издательство - свои деньги за права. Но не всегда все происходит так чинно и благородно. "Недавно, - рассказывает Александр Иванов, - одно издательство (я его, конечно, называть не буду) захотело в своей серии издать Маркеса. Звонят литагенту, который говорит: "Нет проблем, 10 000 долларов за роман". Они, конечно, делают такой абсолютно русский жест - регистрируют за 200 долларов новое издательство, издают Маркеса без всяких прав, тут же закрывают издательство и спокойно продают книгу".

Тиражи

Самый издаваемый современный отечественный автор - Александра Маринина. Суммарный тираж ее книг на сегодня - 15 миллионов экземпляров. Как сообщил Алексей Брагинский, "это только в России и только то, что издано "ЭКСМО". Она издается в Италии, Японии, Америке, всего в 15 - 20 странах. Бюджет рекламной кампании книг Марининой только в Италии 2 миллиона долларов". Для сравнения: средний тираж мемуарной серии "Мой ХХ век" ("Вагриус") - 10 000 экземпляров, в миниатюрном "Издательстве им. Сабашниковых" 5000 уже считается большим тиражом, 3000 - нормальным, а сборник букеровских лауреатов был издан в прошлом году в количестве 1000 экземпляров. Тиражи каждого из романов Пелевина в "Вагриусе" - около 100 тысяч, а пятитысячный тираж "Голубого сала" Сорокина, изданного в Ad Marginem, моментально был распродан, и сейчас допечатано еще 10 000 экземпляров.

Существуют также контрольные сроки реализации, по которым определяется, сколько еще надо книг, чтобы удовлетворить спрос. Как правило, сейчас издательства постепенно допечатывают тиражи, причем многие начали экспериментировать с "покетами" - недорогими книгами в мягкой обложке, которые помещаются в карман и имеют скверную привычку разваливаться после первого прочтения. В таком виде издаются Радзинский, Пелевин, Доценко и другие пользующиеся устойчивым спросом авторы. Коммерческие издательства, задумывающиеся о своем имидже, параллельно с Корецким и Перумовым издают Ницше, Маяковского и Искандера в золоте и с многочисленными завитушками на обложке - по-богатому, что называется. Но дальше всех в этом смысле пошла скромная государственная "Художественная литература": некоторое время тому назад были изданы Иоанн Златоуст и "1001 ночь" с напылением из натурального золота и прилагающимся сертификатом подлинности. Печатали их во Франции. В фирменном магазине "Худлита" фолианты продаются по 1200 рублей за штуку и покупателей пока не нашли. Тираж не разглашается, но издатели дали понять, что он не так уж мал.