Главная Новости Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы


Источник Газета "Московский университет"
Дата 05.00
Название Путь на запад
Автор А. Сергеев
Тип материала  Статья


Путь на запад

Америка встречала нас дождем. Водитель, что довез до места, весело и недоуменно поглядывавший на наше снаряжение, не удержался от вопроса:

- Война будет?

- Война...

Мы сошли с дороги в лес. Идти было недалеко. Вот показалось озеро. "Мертвятник", оправдывая свое название, был безлюден. Но вот нас услышали и палатки зашевелились, выпуская встречающих в промозглую сырость. Поеживающаяся и дрожащая разношерстная кампания наперебой здоровалась с нами, жаловались на погоду. Я вдруг понял, что вглядываюсь поверх голов дальше по дороге, пытаясь угадать, где проходит Черта. Я ждал ее по пути через лес, казалось шаг, еще шаг... Пора, однако, было думать о ночлеге, и я решил сразу идти в Бостон. Кто-то вызвался проводить. Черты никакой не было, да и не могло быть. На что я, спрашивается, надеялся? Ворота в другой мир? Стены Бостона были еще не готовы, значит завтра предстояла еще та работа. Гарнизон прятался от дождя под навесом, горел костер. Темнело быстро, надо было торопиться. Я подошел к костру спросить топор, узнал Димпсона, поздоровались. "О, еще один боец. То-то будет гвардия" - раздался чей-то голос. "Это ваш мастер" - отрекомендовал меня Димпсон. "Не будет у нас гвардии," - констатировал голос. Совсем в темноте, при свете фонаря, поставил палатку. Сидя у костра, я украдкой поглядывал на команду. Пройдет всего несколько дней, и эти незнакомые люди станут своими, придет чувство, что знаешь их сто лет. Все это я знал заранее, но каждый раз это удивляет. Я пытался угадать, кто есть кто. Очень хотелось увидеть Следопыта. Потихоньку стали расходиться спать. Заполз и я в свою палатку. Пора было привыкать к одиночеству - судьба мастера. У костра все еще пели. Уже сквозь сон я услышал негромкий разговор:

- А кто наш мастер?

- Да вот парнишка подходил, спрашивал палатку поставить...

Я насторожился. Голоса удалились. А было бы интересно знать... Ну да ничего. Завтра. И тут я понял - Черта была не где. Черта была когда. Проснуться мне предстояло в 1754 году.

* * *

Так 20-го июля 2000 года началась для меня ролевая игра "Путь на запад". Идея сделать игру по мотивам романов Фенимора Купера родилась у нас в клубе давно, года два до того. И вот позади полгода подготовки, бессонные летние ночи, когда работа шла уже до утра... Не передать ощущения, когда собственными руками творишь мир. Рождаются в спорах законы и модели, картина обретает все больше деталей, и мыслями ты уже там, в игре. Наш кусочек Америки находился в Калужской области, в лесу, когда-то принадлежащем ракетчикам. Места красивые, еще не утратившие черт заповедника. Местные жители рассказывали, что на озеро любил приезжать порыбачить Брежнев, показывали остов мостков, "тех самых". Ровные ряды посадок: ели, сосны, орешник. А главное - американские дубы! За неделю до игры началось строительство - колониям Англии и Франции положено было иметь крепости. Всего игроков приехало около восьмидесяти человек, признаться, мы рассчитывали на большее количество, но на практике так оказалось лучше. Пришлось оставить европейцам по одному городу: Квебек и Бостон. Политический расклад игры был прост: англичане и дружественные им делавары враждовали с Францией и лояльными к ней ирокезами. Особняком стояло племя могикан, которые настороженно относились к белым людям. "Бледнолицым" сразу пришлось туго - запасы продовольствия были скудны, а нерегулярные поставки метрополий не могли компенсировать отсутствие сельского хозяйства. Надо сказать, экономика на игре была реальной - еда моделировалась именно едой. Поэтому профессии охотника и рыболова были очень уважаемы в колониях. Выход виделся либо в налаживании торговли, либо в войне...

* * *

Первый игровой цикл начался вчера вечером, боевые правила еще не действовали, поэтому в Стране Мертвых к приему "трупов" стали готовиться только сейчас, с утра. Погода совсем исправилась и земля, высыхая, парила. Я в задумчивости разглядывал свою рацию, когда на дороге появился первый "мертвец" в белой повязке-хайратнике. Глазам верить не хотелось - то был Ункас, последний из могикан. Исповедь его мастеру "мертвятника" была короткой: предательский нож французского охотника. Охотник видимо был за скальпами... "Пойду-ка я к своим" - подумалось мне. В Бостоне я обнаружил безрадостную картину: генерал-губернатор Вэбб изволили пить чай, причем явно в неигровом костюме.

- Генерал, - вкрадчиво спросил я, - как ваши дела?

- Спасибо, ничего, - ответил он, глядя в кружку.

- Здоровье как, не жалуетесь?

Генерал с сомнением посмотрел на меня, взгляд его вдруг остановился на карточке болезни, где я старательно выводил: "Простуда. Внешние проявления..." "Мундир мне" - последовал неожиданно невозмутимый приказ. Когда я дописывал "...переходит в воспаление легких", губернатор застегнул последнюю пуговицу и с достоинством удалился. Карточку пришлось оставить до лучших времен. Вестей с фронтов не поступало, поэтому я целиком предался экономическим проблемам. Нужно было отследить разработку шахты, развесить карточки животных и подпустить пенопластовых рыбок в "море"... Тут еще прибыли Джудит и Хетти, сироты Хаттера-Водяной Крысы. Словом, когда к вечеру наметилась передышка, я с удовольствием вспомнил, что команда Бостона должна была быть сорок человек, а не двенадцать. В игре я как бы не присутствовал, и тем не менее напряжение игроков передавалось и мне. Сопровождая конвой к шахте через лес, я кожей чувствовал, что лес индейский. Каждый шорох и каждая тень наводили на мысли о свистящих стрелах и быстрых томагавках. Спать не хотелось. Всю ночь я просидел у костра, беседуя с Симпатягой. А к утру у моих англичан родился план штурма Квебека.

* * *

Для меня нет лучшего отдыха, чем игра. Не важно, игрок я или мастер. Есть что-то особенное в этом молчаливом заговоре, когда взрослые и не очень люди собираются вместе и становятся индейцами, хоббитами, первопоселенцами Марса. Весь остальной мир со своими проблемами отступает куда-то далеко за границы игрового полигона, на задворки сознания. Ты торопишься впитать в себя этот новый другой мир, твою давнишнюю детскую мечту, торопишься надышаться этим воздухом. И вот, сидя вечером у костра, ты как никогда чувствуешь, что живешь, что мир бесконечно многообразен, и ты нетерпеливо ждешь новый день, чтобы скорее узнать, что будет дальше. А еще игра - это шанс попробовать себя в другой ипостаси. Кто не говорил себе никогда: "А ведь я мог бы стать..." Так попробуй, стань! В любом случае ты унесешь этот опыт с собой, в настоящую жизнь. Опыт борьбы, опыт быстрого принятия решений, опыт руководства.

* * *

- Мой король милостиво готов сохранить ваши жизни, если вы без боя сдадите крепость. - Подбоченясь вещал адмирал французского десанта. Он блефовал. Англия побеждала. Рассеяны по лесам остатки некогда могучего ирокезского союза. Пал Квебек. И эта вылазка - последняя отчаянная попытка французского короля удержаться в Новом Свете. Или даже скорее просто попытка взять военный реванш, ибо морская блокада колоний английскими кораблями вскоре станет полной. Адмирал знал это. Знал он и то, что это знают англичане. И все же стоял, умудряясь глядеть сверху вниз на крепостные стены.

- Послушай, мальчик, - устало начал Вэбб, - я говорил уже это Монкальму, повторю и тебе. Убирайтесь в свою Францию, эта земля не для вас. Я даю тебе три секунды, чтобы уйти. Раз... Считал он явно быстрее, надо было бежать, но гордый француз лишь успел повернуться к нему спиной... В разгар штурма из леса ударили делавары, и остатки десанта в беспорядке отступили к морю, к кораблям. Потом было долгое затишье. Английская колония развивалась. Строились верфи, засевались поля, прибывали новые поселенцы. Стены Бостона все чаще можно было видеть без часовых. И однажды днем пришли индейцы. Индейцы, узнавшие порох и науку минной войны. Откуда? Может быть, знал французский король?

* * *

Уже на вокзале я думал: каким бы был наш мир, останься Новый Свет за индейцами? И что бы, интересно знать, сказал бы мистер Фенимор Купер, узнай он, что через полтора века, в далекой России... Америка провожала нас дождем. Мастера возвращались домой.

Артем Сергеев, студент 2-го курса мехмата МГУ



Смотрите отметить день рождения ребенка тут.