Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Турнир извратов. Тур 2. Поэзия.

Элентир Андунийский:
Поединок Мелькора и Финголфина
Нимлот
Серый корабль
Ристе Айлен:
Раскинулись горы высоко...
Бывает, кусается Горлум...
Помнишь, как в степи роханской...
Эовин Краснодарская:
К вопросу о черных менестрелях...
Айнулиндалэ
А что бы, если...
Ассиди:
Графоман, графоман, что ж ты бросил писать...
Вот, кто-то с горочки спустился...
Вредный Ронин:
Во тьме родилась йомища...
Власть захватил Токугава...
Архивная Мышь
Ранненуменорская шовинистическая
Истарийская
По поводу поединка
Турин Таракан:
Голубой драккар
Марш флэймеров

Элентир Андунийский

Поединок Мелькора и Финголфина

(на мотив "Песни о сентиментальном боксере" В.Высоцкого) Сверкает меч, опять удар И вновь, еще один Сраженье превратил в кошмар Безумный Финголфин Болит рука, и нет щита Рингил едва отбил Я отступил еще на шаг Держусь с последних сил И думает Нолдо, рубя и круша И жить хорошо, и жизнь хороша Удара все не нанесу Рыдает ученик А Финголфин рычит как зверь Срывается на крик Неправда будто бы к концу Я силы берегу После Ламмота убивать Я больше не смогу И думает Нолдо, рубя и круша И жить хорошо, и жизнь хороша Я все-таки его задел Окрасив кровью Гронд Но что это - я сам в крови Мой крик сорвался в стон Он бьет. Он Нолдо, он гордец Настырные они! И я кричу ему - боец Устал ведь, отдохни Но он не услышал, он думал дыша И жить хорошо, и жизнь хороша А он хрипит: ты сгинешь, Враг Я вижу - быть беде Ведь поединок не игра И жертв отважных нет Дрожит рука - уже его Дрожит в руке Рингил Еще ударил по ноге И сам лишился сил... ...Он в Мандосе думал, что жизнь хороша Кому хороша, а кому ни шиша

Нимлот

Родилось Дерево Нимлот На Острове росло И белыми цветочками весной оно цвело И белыми цветочками весной оно цвело Метель не пела Дереву На Острове тепло Лишь Тилион да Ариен светили на него Лишь Тилион да Ариен светили на него И в страхе перед будущим Король под ним стоял И Исилдур, грозя мечом, плоды с него срывал И Исилдур, грозя мечом, плоды с него срывал Чу! Ветер жалобно завыл Раздался стук копыт То Храма Мелькора отряд по городу спешит То Храма Мелькора отряд по городу спешит Ведет отряд верховный жрец Могучий Саурон Срубил он наше Дерево под корень топором Срубил он наше Дерево под корень топором Теперь оно, засохшее В Храм на костер пойдет И много-много радости всем Темным принесет И много-много радости всем Темным принесет

Серый корабль

Медленно эпохи убегают вдаль Время старшей расы не вернуть Нету Трех Колец, погиб Белерианд Но в Аман прямой остался путь К Гаваням, к Гаваням долгий путь стелется Волны нас унесут в призрачную даль И в исцеление все-таки верится И поднимает парус серый наш корабль Феанор обидел альквалондцев зря Настрадались мы от этих дел Только жить в Эндоре нам теперь нельзя Расправляй-ка парус, корабел Кони принесут нас в эти Гавани Ветер нам наполнит паруса И покажутся нам после плаванья Три эпохи словно полчаса К Гаваням, к Гаваням долгий путь стелется Волны нас унесут в призрачную даль И в исцеление все-таки верится И поднимает парус серый наш корабль

Ристе Айлен

* * *

Раскинулись горы высоко И пыль над пустыней висит. Идут Сэм и Фродо далеко Подальше от дивной земли. "Товарищ, Кольцо я не в силах нести", шепнул Фродо сдавленно Сэму. "Надеть бы на палец и власть обрести, И мигом решить все проблемы." "Но Фродо, ты должен идти до конца, И бросить в пещеру колечко. Ты Элберет имя шепни и Творца, Они твою душу излечат". Он в гору плетется - сознанья уж нет, У Фродо в глазах помутилось. Сэм шепчет молитву свою к Элберет, Надеясь на божию милость. Они подползают к Щели Роковой, Одно лишь осталось движенье... Но Фродо вдруг встал, покачал головой: "Напрасно. Я принял решенье." На пальце Кольцо воссияло на миг, Но тень из пещеры рванулась - Отъел Горлум палец, издал Фродо крик, Тварь мерзкая в Щель кувырнулась. Напрасно считать, будто Горлум герой, Никто по нем не зарыдает. Орлы унесут Сэма с Фродо домой, И Тьма на Востоке растает.

* * *

Бывает, кусается Горлум Только от жизни бездомной Только от жизни холодной голодной Бывает, кусается Горлум. Наш Горлум хватает зубами селедку Наш Горлум не любит эльфийскую плетку И прочих эльфийских вещей. С тех пор, как ушел Смеагорл бедный в горы, С тех пор, как его называть стали Горлум, Он стал старым, тощим, противным и скользким, И кажется, он не виновен нисколько, что должен впиваться зубами в селедку, и что не выносит эльфийскую плетку и прочих эльфийских вещей. А будь у него дом, семья и Колечко, живи он по-хоббичьи, по-человечьи, То каждому ясно, что этакий Горлум не стал бы злей и тощей! Бывает, кусается Горлум Только от жизни бездомной Только от жизни холодной голодной Бывает, кусается Горлум.

* * *

Помнишь, как в степи роханской Выбирал ты сам себе коней. Твой последний конь дьявол и огонь За тобой всегда готов был в бой. Он был черным и огромным Лишь тебе он был покорным У чужих из рук ничего не брал И копыт ударом убивал! Ах назгул ты, назгул, что ж ты бросил коня, Пристрелить не поднялась рука? Ах назгул ты, назгул, ты оставил страну, И твой конь под седлом чужака! Помнишь как на Переправе Мы так близко были к славе Было до Кольца нам рукой подать Оставалось подойти и взять. Бились, бились волны на реке. Эльфы потешались вдалеке. И поток воды зарево огня Отражал от влажных глаз коня А теперь нет ни коней, ни тел, Мы опять остались не у дел, И опять на всех злится Саурон, В общем, не везет со всех сторон... Если б знать, что в будущем нас ждет, И куда нас снова занесет... Времени хлысты подгоняют нас - Дал нам Саурон последний шанс...

Эовин Краснодарская

К вопросу о черных менестрелях...

Посв.Е.А. Изгибы черной лютни он обнимает страстно, и звуки скорбной песни летят в тугую высь... Вздохнет поддатый Нолдо и спросит безучастно: - Какого ж Намо вечного мы нынче собрались?.. - Как отблеск Сильмарилла звезда меж сосен светит... - Ну что завыл, зануда, а ну-ка, прекрати! Сейчас побьют камнями - а кто потом ответит? (Не трогай Эру, бестия, сбиваешь тут с пути!) И все же, с болью в горле, хрипишь свою балладу, и что-то в ней такое, а что - я не пойму... (тут лицо нашего героя как-то странно меняет выражение...) Ну что замолк, дружище? Ну! Кем я был когда-то? И где теперь... Учитель, веди меня к нему!

Айнулиндалэ

(на мотив и по мотивам Ad Leuconoem М.Щербакова) Эру: - Не шуметь, ребята, не трубить в трубы, раньше батьки в пекло не лезь! Ведь, по меньшей мере, отрицать глупо, что не вы хозяева здесь... Радуйся, Йаванна, прорастут травы, Ульмо их водою польет, Манвэ, будешь править...только будь правым, или Тулкас морду набьет. Не зевай, о Мандос, принимай души, Вайрэ, тки легенды земли... Ауле, родимый, обустрой сушу... (поворачивается, замечает ждущих своей участи Нессу, Вану и Оромэ) ...что бы это вам уделить?.. Вот и звезды Варды светят нам сверху, а Ниенна плачет во сне, а кто-то хочет думать, что меня свергнет, но его убьют на войне... - (Эру еще что-то бубнит про Ирмо и Эсте, но тут его перебивают...) Мелькор: - Смейся, Илуватар, назначай роли, раздавай хиты и права... Но можешь мне поверить, что твоя воля - это не всему голова. Ныне лица Валар озарит счастье, но потом наступит облом... Наша жизнь - игра, а Эру в ней - Мастер, названный по праву - козлом.

А что бы, если...

(точнее, "А если - так?..", но это тоже "альтернативная история с Арды", так что...) Про то, что на самом деле предшествовало схватке на мосту в Мории... А Профессор был неправ... (коллектив авторов) В Имладрисе, где все тихо и складно, где ни Тени, ни Врага - вечный пир, поселился дикий маг огромадный, Гэндальф Серый, или - тьфу! - Митрандир. А ЭлрОнд страдал эльфийским маразмом, только Вильей сильный страх наводил, а тем временем волшебник ужасный пол-Раздола в червяков превратил. И издал тогда король три декрета: Мага надо побелить наконец! Вот кто отчается на это - на это, сразу Арвен поведет под венец. Ну а рядышком, в одном государстве - от Раздола прямо наискосок - обитал и строил сети коварства уникальнейший морийский БарлОг. И король сказал - козел, мол, и шкура! Без него уже замучились тут! Протрубили у пещер трубадуры, хвать БарлОга - и в Раздол волокут. И ЭлрОнд ему: - Теперь не до жиру! Назревает Средиземью капец! Вот если сможешь побелить Митрандира, сразу Арвен поведешь под венец. А Барлог ему: - Да что ж за награда! Мне бы выкатить здравуру бадью! А эльфиек мне и даром не надо, Митрандира я и так победю. - А король - возьмешь принцессу и точка! А не то пойдешь, мол, в Мордор к чертям! Ведь это все ж не Сауронова дочка! А Барлог: - Зачем мне, трам-тарарам! И пока он с королем препирался, превратил почти всех женщин в собак и за спиной у короля ошивался этот самый то ли маг, то ли так. ...Делать нечего - здравур он отспорил, Митрандира побелил и убег. Вот так цветущий Ривенделл опозорил уникальнейший морийский Барлог.

Ассиди

* * *

Помнишь, как мы начинали? Как апокрифы писали? Твой последний перл всех развеселил - Мелькора ты с хоббитом скрестил. Помнишь, как ты развлекался, Над Ниенной извращался, С Валарами ты делал что хотел, Был всегда так невозможно смел. Ref: Графоман, графоман, что ж ты бросил писать, Продолжать не поднялась рука, Графоман, графоман, ты оставил перо И сюжет твой в руках чужака. Как ты мог оставить повесть, Было сделано на совесть - Описаний строй, приключений ряд, Двадцать пять апокрифов подряд. Бились, бились критики башкой, Гордый нрав не покорялся твой, Стала Кэтрин Кинн нынче не у дел И Свиридов яростно хрипел. Ref: А теперь, принявши умный вид, Кто-то продолжение строчит, Выдержать твой стиль не хватает сил, Он уже полтекста извратил. Если б знать, что в будущем нас ждет Кто наш мир по своему поймет! Если б раньше ты мог бы это знать, Толкина не стал бы извращать.

* * *

Вот, кто-то с горочки спустился, Наверно, мастер к нам идет! В его руках бутылка пива Она с ума меня сведет! В его карманах распечатки И черный бейджик на груди, Зачем, зачем же повстречался Ты нам на жизненном пути? Ведь мы играли, как хотели, Дрались, пока хватало сил. Зачем в команду к нам приперся, Зачем маньячить запретил? Я на него смотрю, жалея, Что нет оружья под рукой... Зачем ты в лагерь к нам явился, Зачем нарушил наш покой?

Вредный Ронин

* * *

Во тьме родилась йомища, Во тьме она росла, Зимой и летом страшная, Кусачая была. Питалась адской силою И лазила в астрал, Порой зловещий демон-лорд Над нею колдовал. Она жила на кладбище И выла по ночам, Простой японский служащий Ее не замечал. Но времена голодные Настали и тогда Пришлось всей горной нечисти Податься в города. Вот злая эта йомища К нам в Токио пришла, Идею новой серии Наоко принесла.

* * *

Власть захватил Токугава Только от жизни кровавой Только от смуты столетней кровавой Власть захватил Токугава. Пришел Токугава, народ разоряет, Казнит без суда, христиан изгоняет И Тэнно берет под арест, Когда нет в стране справедливых законов, Когда позабылся порядок исконный, И даже повальные харакири - Не спасут нашу честь! Никто ни князей, ни крестьян не тиранит, Никто на себя одеяло не тянет, Когда у империи есть И сильная власть, и к властям уваженье, И сёгун приличный, и к миру стремленье И, главное, все самурам забыли Все бредни про славу и месть! Власть захватил Токугава Только от жизни кровавой, После столетий в военных забавах Нужен стране Токугава.

Архивная Мышь

Ранненуменорская шовинистическая

Изгибы Менельтармы окрасив прихотливо, На запад Анор клонится, сияет Гиль-Эстель.... Как в диком Средиземье, наверное, тоскливо! Как здорово, что мы навек ушли из тех земель! Фонтаны в чистом поле и клумбы между сосен - За труд народу Дивному признательны навек. Но Эльф, собой довольный, бывает и несносен. Как здорово, что здесь он - гость, хозяин - Человек! Сосед наш трехсотлетний: "Пустите в Аман!" стонет, Так жалуясь и встречному, и лунному лучу. Его все поучают: "Кто мыслит так - утонет!" Как здорово, что я совсем за Запад не хочу! Но снова с комом в горле гляжу в глаза восхода - Как манит позабытая и падшая земля! Я знаю: Тень, болезни, жестокость, несвобода... Но если бы... хоть издали... хоть с борта корабля!

Истарийская

(видимо, от имени Радагаста) Пятеро Истари уплывают вдаль, Варда плачет в мужнее плечо... Тулкас не поехал - и не очень жаль, В Дагорате свидимся еще! Вдоль через вакуум Путь Прямой стелется И разверзается Арды небосклон. Разное, странное в Эндорэ деется, В Мордоре хмыкает гнусно Саурон. Глорфиндейл с катаной тренируется - Хочет снова Балрога найти. Лишь доплыть - и что-то образуется, Лишь бы не погрызться по пути! Тихою сапою Курумо стелится, Шпилькой ответствует едкий Митрандир. На цели общие можно ль надеятся - Серые с Белыми не поделят мир. Кирдан вспомнил Мелькора по матери: "Без письма, тудой вас растудой!" - Он встречал нас балрога лохматее И с большой зеленой бородой. Слухи про бороду землями стелятся, Распространяются даже меж Людьми... В то, что Гендальф смолчит, эльфу не верится. "Чтоб клятву не забыть - вот, кольцо возьми". Голубые маги удаляются, прочие Совет пускают в ход.... Если в мире Кольца попадаются, Дел им - по 3001й* год! Зло растекается, ширится, стелется - Как у него забрать силы перевес? Иль запятнаешься, или развеешься... Лучше уж Карим быть и забраться в лес! Если мы обидели кого-то зря, Все переиначив на земле, - Путь еще открыт на запад, за моря, Но, по мне, остаться веселей. Пусть позабудется все, что мы сделали, Пусть мир меняется - я к тому готов. Серое, синее, карее, белое Вновь затеряются меж других цветов. * примерно

По поводу поединка или Две с половиной эпохи спустя

Какого Моргота искал ты, дружок, Сильмариллы, В суровом и мрачном, поганом и черном краю, Собою являющем лишь разновидность могилы, - В таком же, где ныне я так беззаботно пою. Какого Гортхаура к шлему приделал забрало, И меч нацепил, и бестрепетно сел на коня? - Он выйдет и глянет - тебе не покажется мало, - Вот так же, как только что глянул он мимо меня. Ты в рог протрубил - и какого же балрога ради? Терзает забота о полусожженной стране? Но Враг для нее все равно не прибавит ни пяди, Пройдя по тебе, как едва не прошелся по мне. А кто я такой? Да всего лишь простак-полурослик, Прошедший полмира, запомнив лишь собственный дом, На странный вопрос: "Вот дойдем мы - и что будет после?" - Резонно ответивший: после настанет "потом". И стало "потом". Заселяет трава пепелища. Мы все же дошли, - и остались почти ни при чем, - Ведь орки, однажды запомнив, столетьями ищут Эльфийского воина в шлеме со светлым мечом.

Турин Таракан

Голубой драккар

Голубой драккар бежит качается, Старый конунг набирает ход... Если он от страсти не скончается - Может встретит следующий год. Скатертью, скатертью, пенный след стелется, Шутит по странному иногда Амур. Каждому, каждому, в лучшее верится, Пусть допишет песенку эту Эарнур.

Марш флэймеров

Мегабайты тредов убегают вдаль, Встречи с ними ты уже не жди И хотя Ниенну нам немного жаль, У Еськова это впереди... Может мы обидели кого-то зря Парой сотен слишком нежных слов. К новым приключениям спешим друзья Мы с тобою встретися, Еськов... Днями, неделями долгий флэйм тянется, Месяц за месяцем и за годом год, Может с Ниенною и инфаркт станется, Но зато Еськов на нас точно наплюет. Споры о Ниенне не кончаются, О Еськове - набирают ход, Волны флэйма выше поднимаются, Скоро с головой нас всех зальет Ну и что? Во флэйме утонутие Нам с тобою точно не грозит, На другой ДО начнем дискуссию, Будет враг в десятый раз побит. Спорим о Тайэре, Кинн и Перумове, Мисти и Ассиди, авторах баллад, Тем к обсуждению хватит, я думаю, Вплоть до скончания Дагор Дагорат