Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Вредный Ронин
(в соавторстве с фашиствующим минамотчиком и утонченной хэйанкой)

Нолдор гунки

(отрывок)

Велика и грозна была мощь Мелькора, прозванного Моргот, сына Илуватора из Дома Айнур. Необозримые земли покорил он своему владычеству и как трава склоняется под ветром, так все перед волей его склонялось и в провинции Ард-Галлен, и в краю Дортонион, и на земле Химлот и во всех других краях и местностях севернее Оссирианда. Князья же из дома Нолдор разбиты были и рассеяны и все владения их и все богатства перешли под руку Мелькора из рода Айнур, несравненного воина, равного тысяче, в гордыне своей оставившего путь богов, нарушившего Пять Запретов и обратившего слово свое и меч свой против отца своего, всех его вассалов и даже самого Сына Неба.

И во всей Поднебесной среди четырех морей рыдали люди и знатные и низкие, орошая слезами свои рукава, ибо казалось уже, что пришли последние времена и близится конец света. Ни Масакадо в годы Сёхё, ни Ёринага в годы Хэйдзи, ни Ёсинака из Кисо в годы Дзюэй, ни сами демоны, живущие в горах и лесных чащах не творили подобного беззакония.

Все от мала до велика, и знатные и подлые, уповали на доблестных воинов дома Нолдор. Несчетные моления о победе возносили в храмах. Восемьдесят восемь раз в течение восьмидесяти восьми дней читали Лотосовую Сутру и Сутру Божественного Закона. Сам Государь-Инок Эру совершил паломничество по восьми главным храмам Поднебесной, в каждом совершая жертвоприношение золотом, рисом, конями и всеми сокровищами подвластных ему земель, но тщетны были моления - день ото дня росли Морготовы владения, множились его воинства. Сын оставлял отца и вассал предавал господина. Сотни и тысячи презрели и законы Будды, и законы чести и власть Сына Неба; и по всей стране лишь считанные десятки остались воинов знатных и низких, что сохраняли верность законам земли и неба, не пренебрегли Путем Самурая, а не дрожа, подобно сыновьям торговца за хрупкие свои жизни, украшали себя доблестями. Но и тем изменила воинская удача.

Сам высокий Маглор, сын Феанора сына Финвэ из дома Нолдор, Знающий Суть Вещей, утонченно-изящный, чья музыка услаждала некогда слух самого Божественного Тэнно, вынужден был отступить на Химринг к брату своему Маэдросу, славному воину, равному тысяче. В годы минувших смут попал этот Маэдрос в руки вассалов Мелькора, прозванного Морготом, и те, боявшиеся неустрашимого мечника Нолдор, подвесили Маэдроса на черные скалы близ Ангамандодзё. Но спасся оттуда Маэдрос с помощью родича своего светлого и превосходительного Фингона, сына Финголфина и с тех пор научился он сражаться левой рукой искуснее, чем сражался правой, и за одну битву собирал, бывало, двадцать голов знатных самураев, а простых воинов без счета.

И если уж бежали от Мелькора столь доблестные воины, то что оставалось человеку обыкновенному? И многим казалось: близится уже сокрушение Нолдор и гибель их. Так и Финголфин, глава дома Нолдор, пребывал в унынии. Страшные знамения преследовали его, страшные сны видел он одинокими ночами. Все чаще и чаще склонялся он к мысли, что ничего ему не остается другого иного, как с честью погибнуть в бою или же совершить достойное деяние. Мечтал он сойтись в поединке с достойным врагом и, поразив его, прославить дом Нолдор.

И потому, когда была битва, названная после Дагор Браголлах, увидев, что изменила военная удача его родичам и вассалам, не щадя коня своего Рохаллора, помчался светлейший князь к воротам Ангамандодзё, сражая на скаку десятки и сотни врагов. Был пресветлый Финголфин в день битвы одет в красный кафтан военачальника, поверх которого облачится в двойной панцирь со шнурами белого и золотого цвета, а на голову водрузил шлем с пятирядным нашейником "кабанья холка", украшенный серебряным изображением Звезды Феанор. Лук его не посрамил бы и самого Минамото-но Тамэтомо, и к этому луку взял он колчан с пятью видами разных стрел, из которых иные достигали длины восемь сяку. Поверх панциря набросил он накидку лазурного цвета - знак верности своей Сыну Неба, и взял с собою в сражение фамильный меч своего рода в лазурных же лаковых ножнах. Звался этот меч Рингиль, и принадлежал когда-то самому блистательному принцу Гэндзи, который подарил его Феанаро.

Подъехав к воротам, положил светлейший князь на лук гудящую стрелу-репу, и стрела гудела в полете так грозно, что десятки стоявших на воротах самураев низкого ранга от ужаса бездыханными пали на землю. Взял князь Финголфин раковину, пожалованную ему некогда самим превосходительным Ульмо, начальником Правой стражи самого Сына Неба, и вострубил, вызывая на бой достойнешего из самураев Ангамандодзё. И многие из числа лучших воинов Моргота, включая самого Саурона из земли Тол-Ин-Гваурхот, которого Моргот, присвоив себе невозбранно титул сей-и-тай-сегуна, за великую храбрость назначил фуку-сёгуном, желали принять этот бой, но их господин отстранил их.

Облачился Моргот для битвы в зеленый шелковый кафтан, расшитый узорами из веточек полыни и бутонов черного мака, а доспех его был из вычерненных пластин, связанных черными шелковым шнурами. Главу свою покрыл он черным шлемом, украшенным тремя драгоценными алмазами чистейшей воды, именуемыми в доме Нолдор Сильмариллами. Шлем тот был изготовлен лучшим мастером благословенной столицы в давнюю старину и принадлежал когда-то Тайра-но Масакадо. Из оружия же взял самозванный сэй-и-тай-сёгун лишь огромный боевой молот, звавшийся Гронд, чья длинная рукоять, пригодная для держания обеими руками, была оплетена черным шелковым шнуром и украшена кисточкой, сделанной руками самой Принцессы-Жрицы Эленхэл, дочери покойного государя Сэйва Мидзуно.

И возгласили противники имена свои, имена предков своих, деяния свои и деяния предков своих; и родом оба врага были так высоки, что перечисление всего этого самое краткое заняло у каждого из вышедших на бой три с половиной часа.

И вот, наконец, сошлись они для удара и Моргот занес над ним Гронд, Молот Подземного Мира. И содрогнулась земля и извергла гнев свой священная Фузди, на языке Эбису называемая Ородруином. От удара того пополам раскололся узорно-кованый шлем со звездой Феанора, но могуч был витязь дома Нолдор и голова его, увенчанного славными подвигами, не пострадала, ибо в столице однажды в юности, побившись об заклад, пробил доблестный Финголфин головой, не защищенной шлемом, стену Рокухары. А сейчас нипочем такой голове оказался удар Молота Подземного Мира. И еще много раз наносил удар могучий Моргот и много раз изливала свой гнев священная Фудзи и много раз разоряло цунами берега страны Корё, но ни малейшего вреда не смог нанести Моргот голове Финголфина, что прочнее стен блистательной Рокухары. Финголфин же семь раз ранил Моргота свои мечом о-дати и от того о-дания испускал Моргот боевые вопли и каждый раз самураи Ангамандодзё, разосланные завоевывать дальние провинции, одерживали по победе.

Не скоро, но все же истощились силы светлого рыцаря Нолдор и без чувств пал он к ногам своего победителя. Испустил Моргот боевой клич, услышав который вассалы его, посланные завоевывать по одной дальней провинции, с перепугу завоевали по четыре, поставил ногу на грудь побежденного Нолдо и наклонился над ним, чтобы отсечь ему голову. Но промедлил с этим, ибо не взял с собой меча. Тут пришел в себя доблестный самурай из дома Нолдор, открыл глаза, произнес десять раз, оборотившись лицом к западу священную формулу "А Элберет Гилтониэль", прославляющую Будду Амиду, а затем вонзил в морготову ногу свой большой меч о-дати и от крика непобедимого Моргота, не ожидавшего, что его о-данут так подло, вассалы Моргота завоевали и по восемь провинций. На сем испустил Нолдо дух свой, Моргот же взял его о-дати и им хотел снять побежденному голову. Но не забыли еще боги о делах земных и, хотя столетия отделяют нас от Века Закона и времен благословенного Шакья-муни, торжествует еще иногда справедливость под небесами и боги земные и небесные помогают доблестному. Гром прозвучал среди ясного неба и увидели все, что из ниоткуда возник могучий орел, посланник Бодхисаттвы Хатиманвэ, чтобы спасти от поругания тело сиятельного князя Финголфина. Имя орлу тому было Торондор и перья его были уложены в прическу "кабуро", а когти его были вызолочены. И вонзил он свои когти в лицо Моргота и крик Владыки Ангамандодзё был так страшен, что вассалы Моргота, разосланные завоевывать дальние провинции, с перепугу отдали их все обратно.

Так погиб доблестный Финголфин из рода Нолдор от руки сильнейшего воина Поднебесной, смертью своей прославив знамена своего дома, показав пример мужества воинам наших дней.