Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эланор

ГЛАВА ВТОРАЯ
              "Они не чудовища, они просто другие!"
              (из какого-то фильма)

Хрустнула ветка. Это встревожило Глорию. Она оглянулась: вдруг показалось что кто-то смотрит ей в спину. Но сзади никого не было - только деревья. И вокруг. Черный хоровод деревьев.

"Этот лес пугает меня",- подумала девушка. " И возможно, делает это намеренно".

Прошло уже два дня с тех пор как крылатая оставила дом. Она летела на восток, к границе Безымянных Земель и Квилона и до сегодняшней ночи ее путешествие было приятным как и все пахнущее новизной. Но остановится на ночлег в этом лесу пожалуй было ошибкой. Ибо лес жил. Он существовал по своим, неведомым Глории законам и язык его был девушке незнаком. Правда, при дневном свете все в нем казалось обычным и довольно приветливым: деревья , трава, кусты, журчащие милые ручейки, солнечные поляны, птички, насекомые, в большинстве своем абсолютно безобидные... Но потом пришла ночь. А с ней и страх.

- Нет! - сказала девушка вслух и нарочно громко. - Нет! Лори, прекрати немедленно! С каких это пор ты боишься темноты?! Здесь нет ничего такого... Просто лес... Просто лес... - тут она услышала, как хрустнула ветка, подломившись под ногой или тяжелой лапой. Кто-то приближался к ней - медленно... очень медленно... Но Лори не могла в это поверить. Продолжая уговаривать себя, что все чепуха она обернулась и... застыла, захлебнувшись невырвавшимся криком.

Из чащи вышел ее ночной кошмар.

Существо стояло на двух ногах, но тело его было покрыто густой шерстью, красным светом светились маленькие глазки, морда... звериная морда... губы раздвинулись, обнажая желтоватые клыки... он протянул к ней лапу...

"Оборотень! О духи лесов, это ..." - не додумав мысль до конца, Глория бросилась бежать. Она мчалась не разбирая дороги, продираясь через кусты, натыкаясь на камни, путаясь в паутине, падая и вновь поднимаясь...

Кроны деревьев смыкались над головой все ниже и ниже, лес словно удерживал ненароком попавшуюся добычу, взлететь было невозможно. Лори казалось что она уже ощущает на затылке горячее дыхание Зверя, девушка метнулась в сторону и, споткнувшись обо что-то, уже в который раз упала. Попытавшись подняться, ощутила жгучую боль в левой ноге и поневоле осталась сидеть на земле. Отломила суковатую ветку и приготовилась защищать свою жизнь… потому что бежать не могла.

Оборотень вышел, раздвигая кусты. Глория вся дрожала, наблюдая, как он приближается к ней. А когда Зверь наклонился и взял ее за локоть девушка завизжала.

- Прочь! Прочь, мерзость! Убирайся, гадкая тварь! - она колотила оборотня веткой, выкрикивая ругательства. А он, как ни странно, не сопротивлялся и не пытался напасть, только отошел немного, но внезапно, улучив подходящий момент, подскочил к девушке и вырвал ветку из ее руки. Глория застыла. Все, сейчас он разорвет ее на клочки ... сожрет сердце и почки... развесит кишки на деревьях... И тут Зверь начал преображаться : он упал на четвереньки, завыл, когти его скрежеща вцепились в землю, морда втянулась, шерсть исчезла, как и красный огонь глаз. Оборотень принял свой Второй облик, и Лори увидела перед собой юношу - светловолосого и худощавого. Он походил бы на эльфа или друида, если бы не черные страшные когти и довольно длинный и пушистый хвост.

Одежды на юноше, естественно, не было.


- Ты не возражаешь, если я одолжу твой плащ? - не дожидаясь ответа, оборотень осторожно взял теплый, плотной ткани плащ девушки и повязал его вокруг пояса. Говорил он по-квилонски, но слово "плащ" произнес на наречии ее родных Безымянных Земель

- Да нет, пожалуйста... - запоздало пробормотала крылатая, квилонский знавшая только по книгам, но, как оказалось сейчас, не так уж плохо. Ей было нехорошо. Стеснительный Зверь... К тому же вовсе не собирающийся раздирать ее на куски... Такое противоречило всему, что ей доводилось слышать в детстве.

- Тебе плохо? - заботливо склонившись над ней, поинтересовался оборотень.

- Да... Нет... Не знаю... - желудок Лори переворачивался, в голове гудело.

Оказывается, встретиться с Неведомым на деле - отнюдь не то, что представлять себе это. В жизни - реальнее. Непонятней. Страшнее.

- Что ты собираешься делать? - спросила она.

- Я вообще-то домой отправиться хотел. - казалось, он был удивлен вопросом.

- Но мне кажется, не следует тебе оставатся сейчас одной. Разреши помочь тебе.

- Что ты имеешь в виду?

- Может, хотя бы переночуешь у меня? Ночной лес - неподходящее место для молодой девушки. К тому же я вроде напугал тебя...

- Слабо сказано... - Глория позволила поднять себя с земли и повести куда-то.

- Я была уверена, что стану твоим поздним ужином. Или ранним завтраком... Когда ты на меня кинулся...

- Ты так размахивала веткой, что вполне могла попасть себе в глаз. Я всего лишь пытался сделать как лучше.

Лори хотела ему ответить. И задать еще несколько сотен вопросов, которые вертелись у нее в голове. Девушка уже поняла, что опасность ей не угрожает а живого оборотня она видела впервые в жизни так что природное любопытство крылатой возросло во много раз. Но еще сильней была усталость появившаяся вдруг, подобно грозовой туче по весне и не позволившая Лори и рта раскрыть. Даже ее язык, казалось, хотел спать и ворочался с огромным трудом. Незаметно пришедшая сонливость была настолько тяжелой, что едва оборотень ввел девушку в какую-то пещеру и уложил на чем-то мягком, она провалилась в бескрайнее ничто.


Разбудил Глорию звук чего-то упавшего и катящегося. Она открыла глаза и увидела оборотня, собирающего с пола пещеры странной формы оранжевые плоды.

- Доброе утро, - улыбнулся он. Девушка увидела, что, в отличие от вчерашнего, он был одет в не очень чистые штаны и простую рубаху.

- Доб... о духи! - крылатой не понадобилось много времени, чтобы вспомнить происшедшее накануне. Или - не накануне?

- Сколько я спала, Зверь?

- Часов семь-восемь. Мое заклятие сна не было очень сильным. Кстати, мое имя Эдвин.

- Я - Глория. Заклятие сна? Ты умеешь ворожить? - девушка была удивлена. Творить заклятия мог только народ магов. Да еще их ученики. Неужели...?

- Только самое простое, - он усмехнулся уголком рта. - Ты вчера была перевозбуждена, и я решил, что немного сна не повредит.

- Но как ты научился...?

- Нет! - он выбросил вперед ладонь словно моля и предостерегая.- Об этом не надо! Нет! - и уже более спокойно добавил: - Есть хочешь? Вазины очень вкусны, хоть их и нелегко разрезать. Слишком твердая и плотная у них шкурка. Но зато мякоть хороша.


Поедая вместе с Эдвином действительно очень сочные и свежие на вкус вазины, Лори, вдруг проникшись к оборотню доверием, рассказала ему о себе и о цели своего путешествия. Все, кроме того, что воспитывалась людьми.

- Я слышал о крылатых племенах. Это в Квилоне. На востоке. В горах с непонятным именем, - сказал Эдвин, вытирая рукавом стекающий по подбородку липкий сок.

- Спасибо, теперь я хотя бы примерно знаю, куда мне направляться.

- А твоя нога? Она ведь болит?

- Болит... - к счастью, Глория ее не сломала, но колено опухло и посинело, так что девушка лишь с трудом доковыляла до ручья чтобы умыть лицо и руки.

- Останься со мной. - Серые глаза юноши смотрели серьезно и доброжелательно. - Пока твое колено не подживет. Я знаю лекарственные травы. Их полно у меня в саду.

- В саду? - насколько крылатая поняла, они, вроде бы, находились в дикой чащобе.

Естественно, Лори немедленно потребовала показать ей этот самый сад. Оборотень вначале отказывался, утверждая, что хождение может повредить ее колену, но потом сдался. Вместе они вышли из просторной и сухой пещеры. На миг девушка зажмурилась - так ярко светило солнце. Но потом она посмотрела. Возможно когда-то это было пустынное место среди чащи. Может быть, след пожара или губительных чар. Но Эдвин сотворил чудо. Мягкая, густая трава покрывала участок размером где-то сорок на шестьдесят арсов, тихие бледно-желтые цветочки робко подставляли свету дня лепестки, кусты ягод знакомых и незнакомых девушке, деревья, сгибающиеся под тяжестью поспевающих вазинов, кристально прозрачные источники... Это было красиво. Как картинка в детской книге. В этом не было ничего естественного.

- Нравится? - спросил оборотень. Он прямо лучился от гордости, и девушка поняла вдруг, что Эдвин очень-очень любит красоту. Только вот разные понятия они вкладывали в это слово.

- Невероятно ! - сказала Лори, стараясь придать голосу необходимый восторг. - Как тебе это удалось?

- Ну, мне вообще нравятся деревья... и цветы... Природа. - он вдруг покраснел.

- А некоторые кусты, и саженцы деревьев вазинов я... мммм... одолжил в соседней деревушке на опушке леса... Там живут потомки дриад и эльфов. Они вазины и вывели.

- А ты украл?

- А что мне оставалось делать? - резко сказал он. - Есть ведь что-то надо!

- Прости... - Глория смутилась. - Но... я всегда думала, что оборотни мясом питаются....

- Только не я. В рот его не беру!

- Даже когда принимаешь Первый облик?

- Тогда бывает по-всякому. Иногда я держу себя в руках, но бывает, не ведаю, что творю. Поэтому деревенские на меня и ополчились.

- Они охотились за тобой?

- Бывало. - Юноша присел на траву. Лори последовала его примеру.

- Ты что-то сделал им?

- Не считая саженцев - ровным счетом ничего. Но они считают иначе. Так всегда, - оборотень грустно усмехнулся. - Всегда во всех бедах обвиняют других. Тех, которые непохожи. Людское наследие... Еще с тех времен, перед Преданиями. Люди заразили этим мир и никто не знает, как оно лечится. Прошлой зимой были жуткие морозы. Деревенские посчитали, что виноват я.

- Какая связь между тобой и морозами? - поразилась девушка.

- Да никакой. Но они уверены, что любой оборотень несет проклятье всем, около кого селится. Так думали и шесть лет назад, во время болезни, погубившей чуть ли не половину деревни.

- Они пытались убить тебя?

- Еще как пытались. Облавы устраивали. С собаками. Чародеев приводили. Мне очень повезло, что я до сих пор жив.

- Если ты смог устоять против чужой магии, значит и сам колдун не из слабых, так, по-моему...

- Дело не во мне. Просто есть в этом лесу места, которые довольно странно отзываются на любое волшебство. Так например, одно болотце, к югу отсюда. Оно магию буквально поедает. В нем я тогда и отсиделся. Там живет много странных тварей, а испарения, поднимающиеся от болотных вод на закате и рассвете, могут убить любого но для меня они почему-то безвредны. Да и для многих других.

- Эти существа опасны?

- Не все. Некоторые из них безобидные травоеды. Один такой повадился ко мне тем летом, крал мои вазины, но я его отвадил.

"Мои вазины"… девушка не могла сдержать улыбки. "Он стащил их у других а теперь называет своими и возмущается когда крадут у него. Закон природы, наверное".

- Ты о чем думаешь? - оборотень взял ее за руку. Это было приятно.

- Я наверное стесняю тебя. Я улечу, как только нога пройдет...

- Стесняешь? Глупости! Оставайся как можно дольше, Лори! Здесь не очень приятно одному. Вдвоем с кем-то мне будет гораздо веселее. - Эдвин говорил убеждающе, и Глория поняла, что он искренен. Она представила себе зимние дни в пещере, вечера, когда углы полны теней и не с кем перемолвиться словом, поразительно ясные летние утра в которые никто не скажет одинокому что восход и правда чудесен, вазины, урожай которых юноша снимает один, без смеха и песен друзей, всегда сопровождавших сбор плодов в ее деревне... и согласилась остаться, вначале на неделю, потом на две, а потом... она перестала считать дни.


Осенние листья были поразительно красивы. Венок из них на каштаново-рыжих волосах крылатой напоминал корону. Эдвин подумал, что девушка похожа на королеву эльфов или дриад, но вслух этого не сказал - стеснялся. Они вместе оббирали последние вазины, торопясь покончить с этим до того как из туч, скучившихся на горизонте, хлынет дождь - обоим не хотелось промокать.

- Эд, еще одну корзину забирай! - Лори сидела на верхушке дерева, срывая оставшиеся плоды. Она работала быстро - оборотень едва успевал наполнять ими самодельные корзины, ссыпать вазины в большую бочку и возвращаться в сад вновь.

- Беру! - он унес очередную порцию плодов. На этом дереве уже ничего не осталось и Лори перепорхнула на следующее, пожалуй самое высокое. С него-то она, устраиваясь поудобней, и увидела...

- Эдвин! Иди сюда скорее!

- Что случилось? - чутким слухом Зверя он сразу уловил тревогу в ее голосе . - У нас гости... - Крылатая слетела на землю. - Нежданные и не очень приятные, по-моему.

- Сюда кто-то идет? Их много?

- Около двадцати. И мужчин и женщин. Наверное это твои милые соседи из деревни. Между прочим, они вооружены.

- Чем?

- Я не совсем рассмотрела, они довольно далеко. Но кажется это палки, лопаты и еще что-то.

- Насколько они далеко?

- Будут тут где-то через столько времени, сколько нам понадобилось чтобы собрать плоды с первого дерева. Что будем делать?

- Улетай отсюда скорее, Лори! - Оборотень сжал ее руку. Он был бледен. - Улетай, прячься и не возвращайся! Я сам...

- Ты сошел с ума!

- Отнюдь. Я тебе говорил, они и раньше меня преследовали, но не в таком количестве... Это всегда были пять-шесть мужчин с парой собак… Кажется... кажется, на этот раз они идут не охотиться, а убивать. Так что беги.

- Никуда я не побегу! Я остаюсь с тобой.

- Глория! Сейчас не время для глупого благородства!

- При чем тут какое-то благородство! Ты мой друг, Эд. А друзей наедине с опасностью я бросать не привыкла. Я остаюсь, и мне все равно, что ты об этом думаешь!

- Оххх... Ну ладно... На пререкания нет времени.

- И я так думаю. Пойду принесу мотыги.

- Зачем? - Эдвин недоуменно уставился на подругу. Крылатая пожала плечами.

- Нам нужно что то чем можно защититься, - сказала. И убежала в пещеру.

...Эдвин, держа мотыгу на манер меча, чувствовал себя очень глупо. Во время пребывания во Втором облике он никогда ни с кем не дрался. Юноша вообще не любил причинять боль. Может, именно поэтому он оказался изгоем. А Глория была настроена довольно воинственно. Нет, она, конечно же, не собиралась никого убивать, но защищать себя и друга, если на них нападут, была намерена твердо.

Они ждали. Ждали. И это было хуже любой драки. Наконец послышались шаги и громкий говор. А потом их возможные убийцы вышли из-за деревьев. Высокие, стройные. У многих - зеленые волосы, бледно-салатовая кожа. А другие почти эльфы - гибкие, прекрасные. Вот только в глазах эльфов, как и дриад, должны быть мудрость и доброта, а эти обливали Глорию и Эдвина мутными потоками ненависти. И оттого, что ненависть эта была беспричинной, становилось еще страшнее.

Тишина была напряженной до того, что, казалось, вот-вот лопнет. Молчали даже те, чьи воинственные крики Лори слышала миг назад. Не звучало никаких "Покончим с чудовищем" или "Смерть проклятому вору", только тишина... Но девушка чувствовала, как прожигают ее взгляды, как тянутся к горлу невидимые руки, готовые задушить, разорвать в клочья только за то, что она не на их стороне...

А Эдвин вдруг как-то сгорбился и казался жалким и совсем беззащитным. Он был один против всех, один столько времени, что потерял силы и желание бороться. И сейчас юноша не сопротивлялся бы, если бы не Глория. Перед ней ударить лицом в грязь он не мог, вот и стоял, стараясь не глядеть в лица своих преследователей. И не издавал ни звука.

Первой не выдержала одна из преследователей, сереброволосая, с бирюзовыми глазами, странно гармонирующими с зеленоватой кожей дриад.

- Ты!.. Вы!.. - довольно глупо начала она. - Лучше не сопротивляйтесь, и тогда умрете быстро...

Это были смешные слова… и за ними уже не стояла та дикая сплоченность толпы, что обьединяла деревенских всего несколько мгновений назад. Они растерялись, заколебались, возможно, потому, что вместо одного врага обнаружили двух.

Толпы, бездумно действующей и беснующейся, больше не было, и Глория почувствовала это и решила этим воспользоваться. Сбить с толку, ошарашить, заставить поразмыслить о том, что делают - вот что сейчас было главным!

- А мы вовсе не хотим умирать, - по возможности спокойно сказала крылатая на смеси квилонского и ее родного языка, которым тут пользовались, вроде, все… - А вы?

Вопрос был нелепым. Но свое дело он сделал.

- Мы тоже не хотим... - протянула сереброволосая.

- Тогда зачем сюда пришли? Вы не хотите, мы не хотим, может лучше разойдемся по домам? ("Не дать опомнится, втянуть в разговор...")

- Но мы... - тут сереброволосую перебил другой, несомненно гораздо больше друид, чем эльф, в годах.

- Он вор! Похититель! Он должен погибнуть! Или он, или мы! - похоже было, что мужчина этот выкрикивал давно заученные слова, не особо вникая в их смысл, но он мог снова завести всех, а этого допустить девушка не могла.

- Почему вор?! Что он украл??- теперь уже она кричала, боясь, что слова, сказанные нормальным тоном, этот друид просто не воспримет.

- Наши вазины! Он утащил и сожрал их все!

- Что? - девушка опешила. Вазины? Эдвин украл вазины, которых у него самого больше, чем нужно? Чудовищная глупость. Но… "Просто так они бы с этим не пришли. Кража была. Только Эд не виноват. И попробуй теперь докажи им это... Но, кажется, единственный выход - это именно доказать..."

- Погодите! Он ничего не крал! Вы ошиблись!..

- Ты обвиняешь нас во лжи, ведьма! - Друид бросился на нее с лопатой наперевес, и Лори поняла что не успеет увернуться... Но светло-серой молнией наперерез сумасшедшему метнулся Эдвин, вцепился руками ему в ворот, и в нелепых обьятиях противники рухнули на землю у самых ног девушки.

- Эд, ты цел?! - Глория всерьез испугалась. И с возгласом "Нэйво!" подбежала к друиду ее недавняя собеседница. На какой-то миг обе испытали одинаковые чувства и поняли это. Они помогли мужчинам поднятся и развели их в стороны.

- Мое имя Корали, - негромко произнесла сереброволосая, в упор глядя на крылатую. - А как зовут тебя?

- Глория... - девушка ощутила, как распался железный обруч, сжимавший ее внутри.

- Зачем тебе имя нечисти, Кора? - проворчал немного поцарапанный Нэйво, - таких, как эти, надо бить сразу и насмерть.

- Помолчи! - прикрикнула эльфийка. Видно, она обладала среди деревенских немалой властью, так как ни Нэйво, ни кто-либо другой не осмелился ей возразить.

- Послушай меня, Глория. Я, чаровница и целительница нашей деревни, обвиняю этого ... Зверя в краже и уничтожении всех плодов наших садов. Из-за него погиб весь урожай и мы обречены на большие лишения в течение года и более. Приговор ему - смертная казнь. Но ты говоришь, что он невиновен. Ты можешь это доказать?

Видно, хрупкая Корали была не только целительницей и чаровницей, но еще и судьей, а то что она произнесла - законной формулой обвинения. Крылатая была обязанна хоть как-то ответить ей.

- Послушай, Корали. Эдвин невиновен в краже и уничтожении... Я уверена. "Доказать?! А как?! О духи почивших в земле, на этот раз, Лори, ты угодила в серьезную переделку... Выпутывайся... И желательно побыстрее". - И … и вы мне поверите тоже, когда мы вместе придем к вашему саду, и ты покажешь нам, что, собственно, там произошло. Надеюсь, это можно? Корали, подумав немного, утвердительно склонила голову.

- Да, но чтобы вы не попытались бежать или учинить что-нибудь дурное, вас свяжут. - Это было не условие, а просто то, без чего нельзя. Ни Лори, ни оборотень не сопротивлялись, но, когда им грубой веревкой стянули руки за спиной, девушка почувствовала себя по-настоящему паршиво. Эдвин же молчал. И шел, угрюмо уставившись в землю.

До деревни оказалось не очень далеко. Когда они подошли к первым маленьким домикам толпа - не без строгого взгляда Корали - начала рассасываться и вскоре, к большому облегчению Лори, с ней и Эдвином остались лишь эльфийка, Нэйво да еще один парень - нечто худое по имени Лаид, в равной степени походившее и на эльфа, и на друида. Он, кажется, был помощником сереброволосой чаровницы.

- Наши сады у озера. Пойдемте. - Корали увела пленников вправо от деревушки, туда где было свежее и пахло водой. У темного, довольно глубокого пруда они наконец увидели пресловутые сады, а точнее, то, что от них осталось. Раньше крылатая не представляла себе, что существует нечто, способное повалить и изломать более семи десятков деревьев, и просто истоптпать великое множество плодов; теперь Глория поняла - она ошибалась. Это нечто вполне существует, иначе бы оно не оставило следы.

- Погляди, Эд! Они огромные! Какого же роста должна быть эта тварь!

- Разве не так выглядит оборотень, когда принимает свой Первый облик? - поинтересовалась эльфийка.

- Да ты что! Корали, Эдвин, даже обращаясь в Зверя, не вырастает! Может, немного раздается в плечах, но совсем чуть-чуть. А существо, сотворившее это, раза в три-четыре выше нас. И оно, видно, было очень разозлено...

- Возможно, - подал голос Лаид. - Мы ведь расставляли здесь капканы от всякой мелочи. Может один из них и повредил этого гада. И он рассвирепел.

- Вполне вероятно, - кивнула Лори. - Послушайте, может вы все же нас развяжете? Честно говоря, так очень неудобно...

Целительница кивнула.

- Развяжи, Нэйво.

- Но девчонка так и не доказала нам того, что собиралась! Мы ведь не знаем, каков Первый облик оборотня, Кора! И не забывай о проклятиях, что он несет!

- Ты его слышала, - сказала эльфийка, тем не менее, распутав веревки, стягивающие запястья крылатой. Эдвина она пока освобождать не стала.

- Слышала. - Глория подошла к следу, склонилась над ним. - Четыре пальца! У этой твари четыре пальца! А у моего друга - пять! Не хочешь ли ты сказать, Нэйво, что он еще и пальцы теряет во время своих превращений?

- У меня их семь, Лори, - неожиданно сказал до сих пор и звука не издавший оборотень. - И кстати, мне кажется, я знаю, какое здесь побывало создание...

- Ну семь, пять, невелика разница... Что? - Глория только теперь уловила смысл сказанного Зверем. - Знаешь? Так что же не говоришь?!

- Да, почему ты раньше молчал? - осведомилась эльфийка .

- Думал. Я не был уверен, пока не увидел следы. Но теперь знаю. Лори, помнишь, я говорил тебе о травоеде, который поедал мои вазины?

- Да помню... Он что, был таким же огромным?

- Не был, но следы точь-в-точь. Возможно, тогда, полтора года назад, он был детенышем, а теперь вырос, соответственно, и сила увеличилась.

- И аппетит. А попав в капкан, он разьярился и ... вот результат! - Лори картинно обвела рукой "поле битвы". - Что же, теперь вы нам верите?

Деревенские переглянулись.

- Я не верю тебе! - Нэйво умел отстаивать свое мнение. - Все, что мы услышали - не более чем слова. До тех пор, пока я не увижу этого неведомого четырехпалого травоеда, я буду по-прежнему считать, что виноват оборотень! И я повторяю, Кора, Лаид, прикончим их обоих и разом развяжем все узлы!

- Не спеши, Нэйво, - целительница подошла к Эдвину и наконец-то освободила его руки от пут. - Ты отведешь нас к логову травоеда, Зверь. И лучше подчиняйся молча и быстро - деревья, с которыми мы в родстве, указали нам путь к твоему жилищу, они же в случае чего смогут расправиться с тобой без труда...

- Тогда зачем вообще было связывать нас? - не поняла Глория.

- Вы находились среди толпы, - передернула плечом Корали, - деревья не тронули бы вас из боязни повредить нам. Но сейчас ситуация изменилась, и свободны ваши руки или нет - абсолютно все равно. Идемте. Не нужно бесполезно тратить время - ему это не по нраву.

И они пошли. Оборотень вел спутников к болоту уверенно, но медленно. Пожалуй, даже слишком медленно. Однако Глория не поняла - почему, пока они не достигли цели, к которой стремились.

Солнце уже готовилось заползти в постель, когда их взглядам открылось наконец то самое болото. Оно не выглядело ни зловещим, ни отвратительным, а просто скучным: кочки, желтые камыши да несколько чахлых деревьев. Но из вязкой даже на вид трясины поднимались струйки тонкого, ядовито-бордового дыма...

- Испарения... - выдохнула девущка.

- Именно, - кивнул Эдвин. - Нам лучше держатся от них подальше. Всем нам.

- Ты это специально подстроил! - воскликнул Нэйво. Зверь на всякий случай отошел подальше от разъярившегося друида.

- Спокойнее! - властно вскинула руку Корали. - Я тоже чувствую, что нам нельзя дышать этой гадостью. Но днем ее здесь нет... Значит вернемся сюда завтра. И вы оба, - она обернулась к Глории и Эдвину, - тоже здесь будете. Завтра, в полдень. Нэйво, Лаид, нам пора.

Они удалились молча. Оборотень и крылатая тоже вернулись в свое жилище. И по пути Глория явственно слышала, как, шелестя и скрипя ветвями, переговариваются между собой деревья. Она не поняла ни слова, но одно уяснила - бежать не стоит даже пытаться. В этом случае их уничтожат сразу.


Полдень следующего дня был довольно пасмурным, временами накрапывал мелкий дождь. Глория уже несколько дней назад разорвала свою дождевую накидку, случайно зацепившись за ветку, и до сих пор так и не собралась зашить, так что Эдвин отдал ей свою, а сам стоически мерз у края болотца. Впрочем, они недолго ждали. Корали, Нэйво и Лаид пришли вовремя.

- Ты должен доказать, что травоед существует, -сказала оборотню эльфийка без долгих предисловий.

- Но мы не можем гоняться за ним по болоту. Это его дом, здесь он чувствует себя уверенно и если мы на него наткнемся оно может разьяриться и убить нас.

- Не волнуйся, Зверь, мы подумали об этом, - друид смерил Эдвина презрительным взглядом. - Если травоед так любит вазины, нужно использовать их как приманку и привести его сюда.

- Звучит разумно, - не могла не признать Лори, - но откуда мы возьмем столько плодов, если ваши сады разорены?

- А как насчет ваших? - усмехнулся Нэйво. Эдвин вскинул голову:

- Ты этого хочешь? Ладно. Да, у нас много плодов, они собраны и уложены в корзины. А зверя привлечет только очень сильный запах вазинов, еще растущих на деревьях!

- Вывернуться хочешь?! - ох, не понравился Глории хищный огонь в глазах друида. Она поспешила вмешаться:

- Ты забыл о варенье, Эдвин.

- Варенье? - не поняла Корали.

- Ну да! Мы сварили столько вазинового варенья, что оно с трудом поместилось в нескольких десятках сосудов. И у него очень сильный и очень приятный запах. Может, сгодится?

- По моему, нужно попытаться, - сказал Лаид. Оборотень понял, что у него нет иного выхода.

- Хорошо. Я приму любое ваше решение, но обьясните, что именно вы собираетесь делать?

- Неподалеку отсюда растет огромный ясень, - начала целительница, - мы подпилим его так, чтобы держался на волоске, сложим под ним плоды и польем их вареньем. Если уж травоед как-то нашел наши сады, значит, у него очень тонкий нюх. Он должен рано или поздно учуять запах и прийти к ясеню. Тогда, если толкнуть дерево в нужный момент, оно свалится и раздавит его. И мы решим все наши проблемы… Глории понравилась эта идея. Девушка не сомневалась, что автором ее был Нэйво, но она ошибалась.

- Это придумал Лаид, - пояснила Корали, а друид добавил:

- Учтите, если травоед не появится в течение дня после того как будет готова ловушка мы будем считать, что вы солгали. И поступим с вами, как и нужно поступать со лжецами и ворами!

- Не спеши обвинять! - в голосе Эдвина послышались опасные нотки. - Я согласен с этим планом. Я пожертвую всеми нашими запасами, чтобы доказать, что я невиновен!

Нэйво оскалился: - Вот и договорились!


К делу приступили, не тратя время на долгие разговоры. Кратчайшую дорогу к ясеню указал Эдвин. Это было необыкновенно высокое, мощное и очень красивое дерево, крылатой стало жаль его, но их с оборотнем судьбы были для нее важнее.

Корали оставила мужчин заниматся ясенем (за топорами и пилами послали в деревню Лаида, и он обернулся на удивление быстро ), а сама вместе с Глорией направилась к пещере - за вазинами.

По дороге крылатая задала требующий ответа вопрос.

- Корали, вы в дружбе с деревьями, но почему же тогда так легко согласились пожертвовать этим чудесным ясенем?

- Все очень просто, - обьяснила эльфийка, - лет этак семьдесят назад, во время невероятной силы бури, длившейся больше двадцати дней, мы укрыли в наших домах тридцать два молоденьких ясеня - детей этого старца. Он попросил нас об этом, когда буря уже надвигалась, и, возвращаясь с саженцами , мы рисковали своими жизнями. Один из нас погиб - мой брат Яаред, - в него ударила молния... Ясень чувствовал себя виноватым... он пообещал, когда придет время, отдать жизнь за жизнь.

- И ты считаешь что время пришло именно сейчас?

- Отчего же нет? Глория, ты видно сама не знаешь, с кем связала тебя судьба. Этот Зверь опасен! Не пожертвуй мы ясенем, возможно пролилось бы очень много крови...

- Неправда! Эдвин никогда бы не убил без нужды!

- А если бы ему пришлось защищать свою жизнь?

- Но это другое!

- Смерть есть смерть. И он бы дрался за свое право жить, а мужчины нашей деревни - поверь, мужчины всегда мужчины! - не менее усердно бились бы за право разрубить его на куски...

- Но ты же главная! Остановила бы их!

- Остановить? - переспросила эльфийка. И от взгляда ее бирюзовых глаз у Лори по спине поползли медлительные, липкие слизняки страха. - Я бы их остановила... Но я согласна с ними, девочка. Абсолютно. Точно так же, как и ты - на стороне своего друга.

- Тогда почему же ты даешь нам возможность оправдатся?!

- Потому что, по-моему, это справедливо.

Больше они не разговаривали. Молча зашли в пещеру, вынесли из нее корзины и Сосуды, полные варенья... Крылатая не представляла, как они все это дотащат, но Корали справилась и с этим. Она призвала на помощь деревья.

Это было удивительное зрелище : ветви подхватывали с земли все, наполненное вазинами, осторожно, не потеряв ни одного плода, передавали друг другу... Лори глядела и не верила тому, что видит. Но это было. Вскоре все плоды оказались под ясенем, с которым дело тоже двигалось споро - дерево, желая отдать старый долг, спешило умереть и на удивление легко поддавалось топорам и пилам.

Они закончили ловушку когда уже стемнело.

- Так даже лучше, - сказал Эдвин, - травоед ко мне являлся по ночам да и к вам, как я понял, тоже.

- Тоже, тоже, - ворчливо отозвалась Корали. - Они открыли сосуды и облили вареньем сложенные в аккуратную кучу плоды. Сладкий, сильный, даже немного удушливый запах растекся по воздушной тарелке.

- Все готово, - подвел итог сделанному Лаид. -Теперь остается только ждать. И они ждали. Время, казалось, тянулось, как кошка за хвост - в обе стороны и скорее назад, чем вперед. Но они ждали, спрятавшись в зарослях за ясенем. И молчали, потому что им нечего было сказать друг другу.

Никто не знал, какая часть ночи наступила, когда в тишине, лишь изредка нарушаемой шелестом листьев да потрескиванием сверчка, послышались иные звуки. Что-то шло. Что-то очень большое, очень быстрое и… неосторожное. Корали прислушалась к шуму деревьев.

- Сюда идет зверь с болота, он большой и болотом же пахнет, - сообщила она.

- Я же говорил ! - взвился Эдвин.

- Молчи! - Лори зажала ему рот рукой. Кусты уже трещали совсем близко. И как трещали! Можно было подумать, что сквозь них ломится стадо взбесившихся овец. Но это не было стадом. То, что вышло на поляну, было одно. Однако, и одного хватало с избытком.

Первое что осознала Глория - травоед был большим. Примерно в два с половиной ее роста. У него было две ноги и мощный хвост, на который он и опирался, и не шел, а чуть подпрыгивал. Он был грязно-зеленого цвета, с тонкой шеей и уродливой головой, которой и поводил из стороны в сторону, видимо, принюхиваясь. Вазины травоед увидел почти сразу, издал довольное "ррогл" и, подскочив к ним, зарылся головой в кучу плодов.

- Сейчас! - яростно шепнул Нэйво. Все толкнули разом и старое дерево с раздирающим уши скрипом повалилось на травоеда. Он закричал - тонко, пронзительно, потом послышался хрип, но все это длилось лишь миг, а потом существо затихло.

- Конец? - полувопросительно сказала Корали.

- Кажется... - Лаид был бледен. Они подошли к травоеду. Вернее, к тому что от него осталось.

А осталось немного. По сути говоря, им было видно только немного мясной каши да лужица синевато-зеленой крови. Глория отвернулась. Ей стало нехорошо.

"Оно мертво. Все кончено, оно мертво. Как это гадко, лучше бы я этого не видела, не знала, как мерзко, как плохо..."

- Лори, ты меня слышишь? - Эдвин положил ей руку на плечо .

- А?.. Что?

- Я сказал, что надо бы отправиться на болото и попытаться найти его логово. Вдруг там остались вазины, которые еще можно вернуть Корали и другим!

- Да, мы будем рады если вы пойдете с нами, - эльфийка выглядела смущенной, - я прошу прощения, Эдвин, Глория... Мы были неправы, правда ведь, Нэйво?

- Дда… Простите... - пробормотал друид.

- И меня простите, - сказал Лаид.

- Ладно, считайте что все уже прошло, - улыбнулся Эдвин. - Я могу вас понять. Возможно я на вашем месте вел бы себя так же. Но постарайтесь, пожалуйста, запомнить, что я не кровожадный вредитель и убийца ...

- Именно, - подхватила Глория. - Эдвин не чудовище, он просто другой!

- Мы все попытаемся это запомнить, - примирительно улыбнулась Корали, - а теперь пойдемте.

Раз уж решили...


Болото встретило их все той же унылостью. Не так уж мало потребовалось времени, чтобы, осторожно ступая на указанные оборотнем места (у него, как и у всякого, находящегося под Проклятием Зверя, был особый дар различать, где топь, а где твердая почва), пробраться в глубь его. Но вот они оказались в месте, где густо, переплетаясь друг с другом, росли низкорослые деревца, показавшиеся всем знакомыми. Очень знакомыми.

- Да это же вазины! - воскликнул Эдвин.

- Верно! - поддержала его Корали, - но они странные. И плодов на них совсем нет!

- Видимо, деревья приспособились к болотной почве, - сказал Лаид .

- А плоды обьедены! - добавил Нэйво, приглядевшись к деревьям поближе. Точно травоедом - больше просто некому!

- У него аппетит, что ли, так внезапно возрос... - пробормотал оборотень, - ничего не понимаю! И тут из-за камней неподалеку послышался писк.

- Что это? - удивилась Лори. - Подойдемте, посмотрим...

Подошли. И посмотрели. И оборотень понял. Впрочем, поняли все. И это было ужасно.

- Так вот что... так вот почему... это была самка... - пробормотала пораженная Корали глядя на четырех грязно-зеленых малышей с длинными шеями и большими крепкими хвостами. Ростом они едва доходили эльфийке до колен.

- Она хотела только достать еду для детей... а мы убили ее. - Эдвин судорожно сжал руки. Глория же просто не могла выдавить из себя ни слова ("И я еще просила не считать Эда чудовищем!... Я думала что знаю, как это - быть другим... Дура, дура, ничего не смыслящая девчонка!! Чтоб мне камнем стать на этом месте! Чтоб мне... О духи, как больно, как жестоко! И даже некому сказать "Прости" ...")

Маленькие смотрели доверчиво, они не попытались спрятаться или убежать, один из них подковылял и принялся грызть сапог Нэйво, испачканный вареньем. Другие с интересом обнюхивали странных пришельцев. Крылатая заплакала. Она не знала, что делать. Остальные угрюмо молчали. Оборотень чувствовал себя самым виноватым. И, возможно, поэтому к нему и пришло единственно возможное решение.

Эдвин шагнул к малышам и взял одного из них на руки.

- Помогите мне отнести их в пещеру, - сказал. - Я, по сути, убил их мать, и я им ее заменю.

Лори при этих словах стало немного легче. Хоть что-то она могла сделать! Девушка подняла другого, их спутники разобрали остальных.

- Мы виноваты не меньше, - сказала Корали, - мы поможем тебе. Вазинов, правда, осталась горстка, но есть еще и другие фрукты... Мы справимся.

- Да, - сказал Лаид. Ведь это теперь... наш долг. А долги необходимо платить, не так ли?

- Верно... - эльфийка больше не сдерживала слез. - Необходимо. Может, тогда нам будет не так... паршиво...

Детеныш, которого она несла на руках, прислушался к голосу Корали и неожиданно лизнул ее в щеку, шершавым теплым языком слизывая незнакомую ему на вкус соленую влагу.


Прощалась Глория с Эдвином в начале следующего лета.За это время все более-менее наладилось: маленькие травоеды росли быстро и были ласковыми и послушными, питались овощами, фруктами и травой. Оборотня же наконец-то перестали бояться в деревне, и кое с кем он даже сблизился. Так что крылатая решила, что настало время и ей продолжить путь.

- Ты дорогу знаешь? - уже в который раз спрашивал Зверь.

- Да, у меня ведь есть карта...

- А может быть, еще останешься?

- Эдвин… Мне пора.

- Совсем?

- Совсем.

- Тогда... Пожалуйста прими вот это...- оборотень вложил ей в руки тряпичный мешочек набитый чем-то тяжелым, издавшим глухой перезвон. - Это... золото. - пояснил. - Мне оно ни к чему, а тебе , чувствую, пригодится.

- Спасибо... - не то чтобы Глории так уж были нужны сейчас деньги, но обижать друга не хотелось. - Спасибо... Ну что ж... я...

- Лори... - он решился наконец, словно, завязав глаза, кинулся со скалы. - Не улетай! Останься со мной навсегда. Я люблю тебя.

- Прощай, Эдвин. - крылатая будто и не слышала этих слов. Поцеловала юношу в щеку нежно и отстраненно, по-сестрински, и поднялась в воздух. Эдвин отвернулся. Он не смотрел даже тогда, когда девушка обернулась маленьким темным пятнышком в далекой голубизне.

И Глория не оборачивалась. Так легче было поскорее задушить любовь - любовь невозможную, потому что стеной между ними встало невольное преступление, любовь обреченную - так тянет к друзьям, которые уезжают навсегда, любовь первую - но столь горькой она была, что крылатая не знала осмелится ли она когда-нибудь открыться для второй.