Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Шейд Арт

Обречённый

              Да минет вас всех
              Чаша сия...

Жаркое летнее солнце стояло в зените, когда майя Курумо, более известный в Арде как маг Саруман Радужный, решил, что пора сматывать удочки. Утром был хороший клёв и рыбы в садке набралось столько, что хватит на несколько дней. А значит, можно будет побродить по острову, помечтать, построить планы. Солнце припекало, у ног ласково плескалось море, на фоне сине-зелёных вод ярко, как на картине, вырисовывались скалы и поднимающийся по крутым уступам лес. Сарумана совсем разморило от этой идиллической картины и вместо того, чтобы соснуть в холодке, под крышей маленького домика, прилепившегося на подветренной стороне утёса, Саруман предался раздумьям.

Вот уже пятый день, как он жил на редко посещаемом людьми острове Тол Морвен - единственной из оставшихся над водой вершин затонувшего Белерианда. Саруман выбрал этот остров именно из соображений малопосещаемости. Именно здесь, вдали от людских глаз, намеревался он завершить нелёгкий и долгий процесс воплощения в полноценном теле.

«Нет, до полного воплощения ещё далеко, - сказал он сам себе, глядя на полупрозрачные руки, переливавшиеся всеми цветами радуги. - С такими конечностями в приличном обществе не покажешься. А создание иллюзии телесности отнимает слишком много сил. Хорошо ещё, если никто не потревожит, а если припрутся какие-нибудь богатые туристы на могилу Турина Турамбура смотреть? Придётся выдавать себя за смотрителя заповедника, а это - создание иллюзий, трата энергии и - замедление воплощения. А ведь, в сущности, чуть-чуть-то и осталось...»

От размышлений сих настроение Сарумана испортилось и его уже не радовали ни море, ни скалы, ни рыба в садке.

«Пятая Эпоха, - размышлял он, - Подумать только - Пятая Эпоха! Полторы эпохи я провёл без нормального тела, провёл в бездействии, влача жалкое существование. А ведь тогда, в конце Третьей, победа была так близка! Если бы он был чуть осторожнее, чуть предусмотрительнее, чуть дальновиднее, было бы всё: всевластие, слава, исполнение дерзновенных планов. Он, а не эти продажные политики, вершил бы судьбы мира. А теперь - всё с начала. И ещё не ясно - с какого...

И ведь что обидно - поговорить не с кем. Все Мудрые Средиземье покинули: Гэндальф за Море ушёл, Радагаст развоплотился при штурме Серебристой Гавани, Рэтбор вообще сгинул неизвестно куда, а Палландо, говорят, где-то за тридевять земель великим магом Морредом заделался и тоже, вроде бы, развоплотился. Есть, правда, ещё двое, пришедших позднее, один из них, Эглейль, до сих пор живёт на Южном Континенте, но с ним у Курумо отношения никогда не складывались, а второй, Заблеар, «Повелитель Огня»... о, только не этот!!...

Эльфы тоже: кто из старых - все в Валиноре, а с молодёжью о чём говорить? Пойти, что ли, на Восток, к Авари? Там ещё остались достойные собеседники. Вот воплощусь и пойду. Невмоготу больше терпеть!

...Интересно, а что Гортхауэр поделывает? Воплотился, аль нет? Был, впрочем, слух, шкипер один в Пеларгире рассказывал, мол, был у него пассажир - днём вроде парень как парень, только странный: диадему со лба никогда не снимал. А раз он его ночью видел - так и оторопел. Стоит, говорит, у борта, чёрный весь, а во лбу - глаз красный. Аж светится! И сошёл пассажир тот то ли в Лиссе, то ли в Зурбагане, на Южном Континенте, в общем.

Любопытно, чем он там сейчас занимается? Может, тоже рыбу ловит? Или вновь интриги плетёт, неугомонный... Эх, собрать бы всех наших, посидеть да посудачить о том, о сём. Много бы я отдал, чтоб вновь увидеть Рэтбора, Радагаста, Палландо... А Гэндальфа? А, можно и его, если вести себя будет тихо...»

От этих мыслей Саруман мечтательно закрыл глаза, однако размышления его тут же съехали на куда менее приятные темы:

«Ну и куда бы я их поселил? В домик свой, что ли? Так он и хоббиту тесен. А угощал бы чем? Рыбой? О Эру, до чего ж я докатился! Горлуму уподобился! Рыбслу ем, сла-адкую рыбслу!» - И Саруман невесело рассмеялся.

- Ты чего хохочешь? - внезапно раздался голос за спиной.

Саруман обернулся, как ужаленный. Перед ним стоял высокий черноволосый эльф, загорелый, с обветренным лицом, в поношенной одежде.

- Ты кто? - ошарашено выпалил Саруман.

- Нет, это ты кто? - спросил у него эльф. - Приехал невесть откуда, дом мой занял и ещё спрашиваешь?

- Я кто? Ну, скажем, учёный. Ихтиолог. Рыбу изучаю.

- Рыбу? Ха! Так я тебе и поверил! Ты на руки свои глянь! Что пена!

Саруман потерянно замолчал.

- Ну так кто ты? - продолжал напирать эльф.

- Маг я. А здесь отдыхаю. Прихожу в себя после одного неудачного опыта.

- Так-так, маг, значит. А в дом мой почему залез? Неуж-то не было видно, что он жилой?

- Я думал, это рыбацкий ночлег со всем необходимым для тех, кого занесёт сюда нелёгкая. Такие домики часто встречаются на диких берегах Юга.

- Не знал, говоришь? Ладно... Ты не сердись! Я, наоборот очень рад, что хоть кто-то, пусть - на время разделит моё одиночество. И мою обречённость... - и эльф присел рядом с Саруманом.

- А ты действительно маг? - спросил он после минутной паузы. - Уж не из Братства ли Истари?

- Да, именно оттуда, - ответил Саруман, почему-то ощутив к Эльфу внезапное доверие.

- Неуж-то сам Саруман Радужный?

- Да, это я.

- Значит, передо мной не человек вовсе, а могущественный майя, да к тому же - глава Светлого Совета. А я-то вас...

- Действительно - Майя. Только - бывший глава Светлого Совета. Бывший!

- Ну, свежие новости до меня поздно доходят...

- Свежие?! Да новостям этим без малого две тысячи лет!

- Для меня время остановилось, - с болью в голосе сказал эльф, а потом, помолчав, спросил: - А вы, может, скажете мне, будет ли когда-нибудь снято проклятие с потомков Феанора?

- А почему это тебя интересует?

- Потому, что надоело дно моря выскребать!

Дикая догадка молнией блеснула в сознании Сарумана.

- Так ты... - потомок Феанора???

- О, да!! - простонал эльф, уронил голову на руки и разрыдался.

Он плакал и плакал, а Саруман сидел рядом, не зная, что и сказать.

- А что, проклятье Намо всё ещё действует? - наконец спросил он первое, что пришло на ум.

- Ещё и как! - сквозь слёзы ответил эльф. - Нас в семье было три брата. Уж на что матушка берегла нас, никогда не говорила, какого мы рода: отец-то наш сгинул неведомо где, а всё равно - как взойдёт Гиль-Эстэль - так и глаз от неё оторвать не могу! Гиль-Эстэль. Звезда надежды. Чьей надежды? Чьей!?!

В общем, как мы из отрочества вышли - разбрелись кто куда. Старший брат к гномам подался, в земле ковыряться начал да так, говорят, и сгинул в Подморийских Путях. Средний вбил себе чего-то в голову - пошёл Великую Лестницу искать и - ни слуху, ни духу. А меня всё море тянуло, думал - в Валинор пора, сел на корабль, поплыл, а там-то мне и объяснили... Не приняла меня Благословенная Земля! Вот и остался здесь. Неделями в море пропадаю, вот этим самым черпаком всё дно исскрёб - и без толку!

Эльф пнул ногой объёмистый черпак, лежавший рядом.

- Сколько раз молил я Оссэ, чтоб послал он бурю, чтоб сгинуть в море этом растреклятом! Пару раз топился, так дельфины не дали - до берега вынесли. Вешаться пробовал - верёвка оборвалась. Со скалы бросался - только шишек набил. Сил больше нет!!!

И эльф вновь горько зарыдал.

- Послушайте, Курумо! - сказал он несколькими минутами спустя, утирая слёзы. - Я уж не знаю, за какие грехи вас из Светлого Совета прогнали, да только, быть может, доберётесь вы когда-нибудь до Валинора, с Манвэ будете говорить, с Вардой, с Намо, быть может - и с самим Илуватаром. Расскажите им про меня! Пусть или убьют, или от проклятья избавят. И Ниенне расскажите, она милосердная, быть может, пошлёт мне смерть лёгкую, а если и нелёгкую - всё едино! А иначе... Иначе я Мелькора освобожу! Жизнь положу на это, но найду способ! Или ежели Саурон вновь воспрянет - на службу к нему пойду, флот построю и - на Валинор. А тогда - либо убьют, либо...

Иной раз думаю: а что будет, если найду я Сильмарилл? Что я с ним делать-то буду? Я ж его видеть не смогу, будь он проклят!!! А ведь вижу каждую ночь во сне вижу и - тянет, тянет! О Вседержитель Эру, что ж ты делаешь! Как мог ты допустить такое!!! - и порывисто встав, закинув ковш за плечи, эльф быстро зашагал по тропинке вверх, к дому.

Шейд Арт (Shade Art) 6.07.1995г. Васильков.


Текст размещен с разрешения автора.