Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Анарвен

Полдень. Седьмая Эпоха

Копи царя Саурона


Эта занятная история случилась в бытность мою студенткой второго курса исторического факультета Минас-Тиритского университета, где я штудировала историю Предначальных Эпох. Специальность это сложная и в наше время почти невостребованная, поэтому у нас в группе, научным руководителем которой был прославленный историк господин Элентир, было всего пятеро студентов - я, Лирулин, Бергил, Деруфин и Адрахил.

Собственно, все началось как раз из-за Лирулина... Но обо всем по порядку.

Итак, в одно прекрасное лето мы благополучно окончили первый курс, были переведены на второй и разбежались на каникулы. Кто куда: Адрахил смотался в родной Дол-Амрот, Бергил с Деруфином отправились в Арнор, я же предпочла воспользоваться специальным предложением агентства "Умбар-тур" и полетела отдыхать в теплые края. Лирулин объявил, что остается в Минас-Тирите готовиться к защите диссертации. Мы не слишком удивились: Лирулин был лучшим учеником господина Элентира, уже на первом курсе его с удовольствием печатали в самых авторитетных исторических журналах, а на втором он выпустил монографию, посвященную событиям Войны Кольца, имевшей место быть в конце Третьей Эпохи. Одним словом, было бы вполне логично, если бы на втором-третьем курсе Лирулин уже получил кандидатское звание.

Вернулась я из Умбара в середине кермиэ. Доложу вам, Минас-Тирит летом - местечко почище даже Тангородрима. Жара, ни одного пятна зелени, на всем небе ни облачка. Учеба в голову не лезет - я ж не Лирулин. Друзья разъехались кто куда... Скучно, в общем.

Протосковала я неделю. Потом, вернувшись однажды с Андуина, вытащила из почтового ящика нежданное письмо от Адрахила. Оно гласило:

"Анарвен, ты там еще не померла со скуки? Если нет, тогда давай к нам. Лирулин нашел жутко интересный древний манускрипт. Не приедешь, потом всю жизнь жалеть будешь!"

И все. Точка.

Ну и ну, подумала я, они там что, совсем с ума посходили? Древние манускрипты! Нашли чем заниматься в каникулы, можно подумать, мало нас господин Элентир грузит в течение трех семестров. Лирулинова работа, ничего не скажешь. Ай да Лирулин, даже Адрахила увлек историей.

Сначала мне здорово не хотелось присоединяться. Потом я припомнила, что Адрахил живет в Дол-Амроте. Во-первых, я там не была еще ни разу, во-вторых, море, в-третьих, компания... А то действительно помереть со скуки можно.

Я прочитала адрес на конверте. "Дол-Амрот, Рат-Арнен, дом 15". Насколько я знаю, самый престижный район города. Неудивительно, Адрахил - сын наместника Бэльфаласа. Вот и отлично...

Я долго ломала голову, на чем мне отправиться в Дол-Амрот. Наконец решила добраться до Пеларгира на теплоходе, а там - на перекладных.

Так и сделала.

Спустя четыре дня я стояла перед домом номер 15 по Рат-Арнен. На мой стук из дома долго не доносилось ни звука, наконец дверь открылась, и высунулся Бергил.

- Ну, кого там назгулы несут... Анарвен! Ты откуда!

- Назгулы принесли, - сообщила я, сообразив, что, очевидно, Адрахил отправил мне приглашение по собственной инициативе.

Бергил хмыкнул. Мне надоело ждать, и я осведомилась:

- Ну что, может, впустишь, или я так и буду стоять?

- Входи, - милостиво разрешил Бергил. - Тут у нас та-акое...

Ну вот, еще и этот разводит секретность.

Тем не менее, объединенными усилиями Адрахила и Бергила я все-таки почувствовала живейшую заинтересованность. Видимо, Бергил тоже имеет в виду этот загадочный манускрипт, найденный Лирулином.

Бергил долго вел меня по каким-то лестницам и коридорам. Наконец мы подошли к двери, которая вела, очевидно, на чердак. Бергил остановился и постучал как-то по-особенному. Ага, небось, стук условный. Чем же они там таким занимаются? Решили устроить заговор с целью свергнуть короля Элессара III?

Дверь открыл Деруфин. Увидев его, я почему-то уже не удивилась.

- Анарвен?! - изумился он. - Анарвен...

- Я уже двадцать лет Анарвен, - обиделась я. Ну, Адрахил, надо же, никого не предупредил. Наверное, и Лирулин не в курсе.

- Входи, - предложил Деруфин.

- Спасибо за приглашение, - фыркнула я, - а то я уже думала, что так и простою на пороге до Второй Музыки Айнур.

Деруфин переглянулся с Бергилом и посторонился. Я вошла в комнату. Совершенно верно, чердак. Единственное мансардное окошечко, зато на столе стоит великолепный шандал, при взгляде на который я почувствовала, что сейчас скончаюсь. Я занимаюсь преимущественно культурой Предначальных Эпох, и с легкостью определяю, к какой эпохе и стилю принадлежит та или иная вещь. Так вот, такие шандалы делались в Имладрисе, это середина Третьей Эпохи, абсолютный раритет, да любой музей заплатил бы сколько угодно за такую вещь!

- Привет, Анарвен, - сказал Лирулин. - Что, красивая карта?

Тут только я заметила, что свечи в шандале освещали явно старинную карту, по виду этак конца Третьей - начала Четвертой Эпохи. Рядом с картой валялись горы манускриптов. Мои однокурснички стояли вокруг стола и выжидательно смотрели на меня.

- Да, - изрекла я, - очень красивая.

- Ну так что, Лирулин? - спросил Бергил. - Что мы решили?

- Значит так, - вдохновенно начал вещать Лирулин, - я уже все продумал. До Кирит-Амаурэа мы добираемся либо пешком, либо, если Адрахил нам даст катер, на катере. Теплохода ждать придется долго, к тому же они останавливаются только в Пеларгире или Харлонде, а дальше идут без остановок до самого Арненоста. Потом переходим Кирит-Амаурэа и идем пешком до нужного места.

- Это же лиг семьдесят получается! - ужаснулся Бергил.

- Ну и что? - грозно поинтересовался Лирулин. - Зато пройдем тропой Хранителей Кольца, и впридачу не забывай, что нас ждет в конце пути.

Трудно сказать, какая из предложенных Лирулином перспектив больше понравилась Бергилу - мысль пройти дорогой Фродо и Сэма или это что-то, что ждет нас в конце пути. Но это что-то явно было чем-то очень ценным.

- Но кому не нравится, тех я заставлять не намерен, - заявил Лирулин. - Итак, кто идет?

- Я, - сказал Адрахил. - Думаю, Деруфин и Анарвен тоже. Насчет Бергила не знаю.

- Я тоже пойду, - ожил Бергил.

Тут я сообразила, что они без меня приняли решение идти зачем-то в Дор-Гален. Вернее, это сейчас она называется Дор-Галеном, а в древности эту страну называли Мордором. На случай, если мои любезные читатели живут далеко от Воссоединенного Королевства, уточню, что перевал Кирит-Амаурэа когда-то именовался Кирит-Унголом, а Арненост - город, выстроенный на нагорье Эмин-Арнен вскоре после окончания Войны Кольца, при князе Фарамире.

Впрочем, это неважно, вот что им могло в Дор-Галене понадобиться? Конечно, это популярный район исторического туризма, а море Лайквенэн (ранее называвшееся Нурнэн) славится своими солеными водами. Я даже как-то ездила туда, но давно. К тому же в Дор-Галене еще жарче, чем в Бэльфаласе.

Видимо, все эти чувства отразились на моем лице, потому что Лирулин сказал:

- Анарвен, прости, mellen, я просто забыл, что ты не знаешь...

- Знаю, - ответила я. - Ты нашел какой-то манускрипт с чем-то очень интересным.

- Откуда знаешь? - оторопел Лирулин.

- От назгула, - отрезала я. - Так что?

Лирулин проникновенно сказал:

- Анарвен, садись, пожалуйста, сейчас Бергил принесет нам вина, а я пока расскажу, что к чему.

Бергил сбежал.

Лирулин начал рассказ.

И выяснилось... На самом деле никакой научной работой Лирулин не занимался. Просто еще во время второго семестра ему попался в архивах Минас-Тирита (в которых, как известно, можно найти все, что угодно - от кулинарных рецептов до заклинания, вызывающего назгулов) некий загадочный манускрипт, писанный на древнем языке, условно именуемом "Черным наречием". Сей язык был в ходу среди орков, и с их исчезновением к середине Пятой Эпохи исчез и он. Какие-то сведения об этом языке у нас есть, историки и лингвисты знают несколько фраз на нем - Ash nazg durbatuluk, например, а уж U bagronk - вообще любимое ругательство.

А этот злосчастный манускрипт состоял из восьми листов и был целиком и полностью написан на Черном наречии. Мне и представить трудно, чего стоило Лирулину его перевести. Наш друг, правда, скромно заметил, что ему "помогло хорошее знание древних языков, поскольку Черное наречие было составлено из слов других современных ему языков". Но информация, содержавшаяся в манускрипте, с лихвой вознаградила Лирулина за его терпение.

В древности ходило немало шуток по поводу того, что, мол, государь Элессар начал войну с Сауроном не за спасение мира, а всего лишь потому, что ему надо было достать из сокровищницы Саурона фамильную драгоценность своей невесты, будущей королевы Арвен Ундомиэль. Якобы такое условие государю поставил отец Арвен, Элронд Имладрисский. Вообще же о существовании некой сокровищницы Саурона ходили легенды. Если верить легендам, бесценные сокровища эльфов, людей и гномов, захваченные в ходе войн Второй и Третьей Эпох, то ли были замурованы в фундаменте Барад-Дура, то ли были зарыты в недрах Ородруина. Многие пытались найти эти сокровища, но, разумеется, ни у кого ничего не вышло. Честно говоря, я никогда не верила этим легендам. По моему мнению, если бы эти сокровища и существовали в действительности, их бы уже давно нашли. Все-таки уже миновало четыре Эпохи.

Но манускрипт, найденный Лирулином, описывал не только содержимое сауроновой сокровищницы, но и называл ее точное месторасположение. Однако, те, кто считал ее скрытой под Барад-Дуром, оказывается, были правы.

К манускрипту прилагалась еще и подробнейшая карта. При взгляде на нее я почувствовала какое-то неясное подозрение.

- Она же очень древняя? - уточнила я у Лирулина.

- Да, - авторитетно заявил тот. - Примерно конец Третьей Эпохи.

- А почему тогда такая чистая и необтрепанная? - не забывайте, нам все-таки приходится много работать с древними манускриптами.

- Анарвен, mellen, ну ты сама подумай, я же ее нашел первый, просто никто до меня ее не брал, - проникновенно сказал Лирулин.

Я успокоилась. Объяснение Лирулина мне показалось вполне правдоподобным.

- Ну что, ты с нами? - спросил он.

Я хотела было отказаться, не люблю жару, я же вообще в Аннуминасе родилась, но тут я вспомнила Минас-Тирит, обвела взглядом друзей и тяжело вздохнула:

- Да.


С катером не вышло - вовремя вспомнили, что его будет негде оставить. Поэтому решили все-таки воспользоваться теплоходом. Долго и яростно спорили, докуда плыть - до Харлонда или Арненоста. Наконец бросили жребий. Вышел Арненост.

По дороге мы продолжали штудировать карты. Бергил предложил было не лезть через горы, а пройти сквозь Галеннон, бывший Мораннон. Вообще, по-моему, это был явный перегиб - при переименовании мест в Мордоре чаще всего просто заменяли мор на гален. Получалось когда удачно, когда не очень.

Предложение Бергила было отвергнуто с негодованием. Мы легких путей не ищем, заявил Лирулин. Сильно подозреваю, что ему просто хотелось пройти по пути Хранителей. Хм.

Одним словом, тридцатого кермиэ мы вышли на причале в Арненосте и, не задерживаясь, двинулись по дороге. Был большой соблазн написать, что по той самой дороге, по которой шли когда-то Сэм и Фродо. Увы. С тех пор эту дорогу столько раз перестраивали, что она теперь проходит гораздо ближе к Андуину, иногда по самому его берегу.

Странно, но в Итилиэне никогда не бывает так жарко, как в соседних Анориэне и Дор-Галене. Большую часть дня солнце закрывает Рамаурэа, Стена Рассвета, как сейчас называют в Гондоре бывший Эфэль-Дуат. Смешно, что в Дор-Галене эту же горную цепь именуют Рамандунэ. Словом, шли мы с комфортом. Прохладно, воздух такой свежий, да еще и компания. Нет, хорошо все-таки, что я согласилась на эту авантюру. Да и сокровища - это тоже неплохо.

Лирулин травил анекдоты, в основном исторические. Бедные Фродо и Сэм, кабы они знали, что благодарные потомки сочинят о них не только пресловутую "Песнь о девятипалом Фродо и о Кольце Всевластья", которую ныне помнят только историки, но и множество шуток... Которые тоже помнят только они. Бергил недовольно молчал. Деруфин вспоминал, как он в детстве тоже пытался отыскать клад в родном Ламедоне. Адрахил хохотал над шутками Лирулина. Я просто наслаждалась хорошей погодой, памятуя, что в Дор-Галене летом ужасно жарко, а выберемся мы оттуда, видимо, нескоро. Дай Эру, чтобы к началу семестра вернулись в Минас-Тирит.

Спустя несколько дней мы подошли к Кирит-Амаурэа.

Надо сказать, что со времен Войны Кольца многое изменилось, да и как же иначе, столько лет прошло. Еще в середине Четвертой Эпохи король Эарнур III отстроил заново Минас-Итил. Тогда же был издан указ, переименовавший Минас-Тирит обратно в Минас-Анор, да только его никто и не думал выполнять. Короче, теперь в долине на склонах Рамаурэа стоял город, а от него в Дор-Гален вела дорога. Неудобство ее заключается в том, что часть пути придется подниматься по довольно крутой лестнице. Потом спускаться на столько же. Но если сравнивать с тем, что было раньше, то от добра добра не ищут.

Описывать наше восхождение, право же, скучно. Выйдя наконец из туннеля и оказавшись в Дор-Галене, мы вздохнули с облегчением. Спускаться вниз, как известно, всегда легче, чем подниматься вверх.

Любые попытки описать Дор-Гален заранее обречены на неудачу. Это удивительно красивая страна, которую можно сравнить разве что с Итилиэном или Бэльфаласом. Представьте себе изумрудные луга, темно-нефритовые леса, зеленовато-голубое море... И - горы. Дор-Гален с трех сторон окружен горами. Признаться, когда я впервые услышала "Песнь о Фродо", я долго не могла поверить в то, что Мордор - это нынешний Дор-Гален, Зеленая Земля.

Когда-то Дор-Гален был провинцией Гондора. Но при короле Эарнуре III тогдашний наместник Кримхельм, рохиррим по происхождению (дор-галенцы происходят чуть ли не от всех народов Средиземья одновременно) добился признания Дор-Галена независимым государством. Тем не менее, между Гондором и Дор-Галеном тесные и теплые отношения.

Дор-Гален - страна, чрезвычайно популярная среди туристов. Есть даже специальный маршрут "Путь Хранителей", именно по нему намерен тащить нас Лирулин. Достопримечательности - развалины Барад-Дура, которые тщательно поддерживают в том же состоянии, в каком они достались достославному государю Элессару Тэльконтару, сторожевая башня на Кирит-Амаурэа и еще с десяток подобных твердынь, а главное - Ородруин. Вот единственное место в Дор-Галене, которое не переименовали. Кстати, извержения Ородруина происходят регулярно, где-то раз в двадцать лет. Последнее извержение было восемь лет назад, и мы специально ездили в Дор-Гален. Короче, оказавшись наконец в самом Дор-Галене, я снова засомневалась в нашем путешествии. Кажется, в этой стране туристов больше, чем коренных жителей. И чтобы тут оставались какие-то сокровища?

Очевидно, моим друзьям пришли в головы аналогичные мысли. Только Лирулин сохранял прежнее подозрительно благожелательное расположение духа.

- Ну вот, спускается Сэм с Ородруина, - вещал он, - тут навстречу ему идет Гэндальф. Ну и спрашивает: "А хозяин где?" А хозяин, отвечает Сэм, с Горлумом подрался да в кратер упал. "А где Кольцо?!" - "А вот, у меня. Велено хранить, я и храню", - и достает из кармана Кольцо. Гэндальф и орет: "А ну давай сюда! Его уничтожить надо!" - "Э, нет, - говорит Сэм, - велено хранить, я и храню".

Мы расхохотались, даже Бергил засмеялся.

- А я еще слышал, - перехватил у Лирулина эстафету Адрахил, - значит, рушится Мораннон, в общем, ясно, тут подлетает к Гэндальфу Гваихир, а тот и орет: "Где тебя носило, ворона! Он таки уничтожил Кольцо!"

Мы снова расхохотались.

С такими вот шутками и прибаутками мы добрели до Изенмаута. Эту крепость сначала сгоряча разрушили, потом, в правление государя Нолдориона, внука государя Элессара Тэльконтара, отстроили заново и назвали Минас-Галеном. Почему именно такое название - Эру Единый ведает. Потому что по виду - копия того самого Изенмаута, как эту крепость чаще и называют. Здесь часто устраивают костюмированные представления и игры по мотивам Алой Книги Западных пределов. Мне на таких играх бывать не приходилось, хотя мы с однокурсниками не раз забавлялись подобным образом. На первом курсе Лирулин как-то нацепил черный плащ с капюшоном и с воем ворвался в аудиторию, где как раз читала лекцию по эльфийским языкам госпожа Айлинэль, знаменитый аннуминасский филолог. Девчонки хором взвизгнули при виде "назгула". Госпожа Айлинэль, к чести ее, визжать не стала, - она просто молча упала в обморок. Лирулина не выгнали из университета только по личной просьбе господина Элентира... История, правда, умалчивает, что господин Элентир потом наговорил своему ученику.

Так вот, упомянутые представления проходят в Изенмауте каждое лето. А мы проходили мимо Изенмаута.

- Ну, - сказал Лирулин, оборвав на середине невероятно веселый анекдот о том, как Арагорн с Ангмарцем сидели в "Гарцующем Пони" и глушили здравур, - предлагаю переночевать в Изенмауте. Кто против?

- А какие еще варианты? - тоскливо поинтересовался Бергил, которому явно не понравился угрожающий вид крепости.

Лирулин пожал плечами:

- Можешь пройти еще лиг десять до туристического лагеря. Ну что, пойдешь?

Бергил в ужасе содрогнулся:

- Нет, лучше тогда здесь.

Мы расхохотались. Ну и лентяй наш приятель! Бергил злобно посмотрел на нас.

Адрахил весело сказал:

- А мне даже нравится. Есть в этаком вот ночлеге что-то такое... - он неопределенно покрутил в воздухе рукой.

- Есть... Будет вам что-нибудь такое, - угрожающе обещал Бергил. На него никто не обратил внимания. Порывшись в карманах в поисках мелочи, мы зашли в Изенмаут.

Не думайте, что, если снаружи крепость как две капли воды похожа на свою тезку Третьей Эпохи, внутри у нее то же самое. Это совсем не так. Строго говоря, Изенмаут делится на две части: в одной все сохраняется так, как было в дни Войны Кольца (непонятно, правда, откуда при государе Нолдорионе знали, как там все было), а в другой размещают туристов. Их много. Тем не менее, администрация Изенмаута всегда ухитряется как-то разместить всех гостей. И даже с комфортом. Мне досталась очень уютная комнатка в угловой башне.

Перед сном ко мне заглянул Бергил. Почему-то внимательно осмотрел дверь. Потом сладким голосом прощебетал:

- Спокойной ночи, Анарвен. Сладких тебе снов! - и, нехорошо хихикнув, приятель ушел.

"Зря его с собой тащили", - подумала я. Лично я так устала, что завалилась в кровать прямо в одежде, стащив только кроссовки.

И, как оказалось, правильно сделала.


Проснулась я от того, что прямо под моим ухом раздался звон. Потом чей-то голос заорал:

- Шаграт, идиот, лампа-то при чем? Нам не лампу сказали похищать!

- Виноват, Гакхан, - ответил другой голос. - Ну а ты-то сам чего стоишь?

Я открыла глаза и узрела дивную картину. В комнате столпился десяток или около того самых настоящих орков. "Сплю я, что ли..." - подумала я.

- Добрый вечер, - один из орков, судя по голосу, тот самый Гакхан, явно очень старался быть вежливым. Все впечатление портила ухмылка. Что поделаешь, орк...

- Добрый вечер, - сказала я, не слишком понимая, что это значит.

Гакхан помялся и наконец сказал:

- Позвольте представиться...

- Вы - Гакхан, - опередила я его, - а это - Шаграт. Угадала?

- Совершенно верно, - Гакхан церемонно поклонился. Выглядело это несколько необычно. Все-таки орк. - А позвольте узнать ваше имя.

- Анарвен, - удивленно сказала я. - А вы кто такие, чего вам надо?

Орки переглянулись.

- Может, не надо, а, Гакхан? - протянул Шаграт.

- Надо, - вздохнул Гакхан. - В общем, леди Анарвен, потрудитесь пройти с нами...

- Куда? - опешила я.

- Недалеко, - пригласил Гакхан.

Я посмотрела на часы. Ну и дела, половина третьего. Они что, с ума сошли? Впрочем, чего же я хотела от орков. Но идти куда-то не хотелось, хотелось спать, о чем я и известила Гакхана. Орк сокрушенно покачал головой.

- Ну, раз так, - печально сказал он,- будь по-твоему, Лагдуш. Хватай ее, ребята!

Не успела я сообразить, что происходит, как меня схватили, запеленали в одеяло и куда-то потащили. Продолжалось это не очень долго - минут через десять меня отпустили, и послышался голос Гакхана:

- Леди Анарвен, прошу прощения за грубость, но такая уж наша работа. Посидите пока здесь, а я пойду доложу Повелителю.

Я кое-как выпуталась из одеяла. Какой еще повелитель, что за дурацкие шутки.

Шутки были в самом деле ничего. Меня притащили в какой-то каземат. Видимо, это один из угловых бастионов Изенмаута. Оглядевшись, я с некоторым изумлением узрела своих приятелей - Лирулина, Адрахила и Деруфина. Не было только Бергила.

Рассмотрев друзей, я чуть не расхохоталась. Они оказались не такими ленивыми, как я, и в результате сидели в чем попало. Но они, как видно, еще и нашли со своими похитителями общий язык, и им позволили что-нибудь быстренько на себя накинуть. Лирулин и Адрахил впопыхах нацепили джинсы наизнанку, Деруфин был в шортах и вывернутой на левую сторону футболке. На Адрахиле вдобавок была надета зачем-то бейсболка. Но зато у всех троих на ногах были тапки, а я была босиком. Представьте себе, как мне стало холодно в этом каменном мешке. Приятели, однако, тоже клацали зубами.

- Айэ, - просипел Адрахил. - Ну что, тебя тоже замели, да?

- Ага, - сказала я в некотором обалдении. - А что все это, собственно говоря, значит?

- А назгул его знает, - пожал плечами Адрахил, переодевая бейсболку козырьком назад.

- Почему же назгул, - невозмутимо отозвался Лирулин. - Я, например, тоже знаю. И Деруфин знает, и вы тоже.

- Откуда? - хором возмутились мы с Деруфином.

Лирулин не успел ответить, потому что в этот момент дверь распахнулась и два орка вшвырнули Бергила.

- О, явился! - в восторге заорал Деруфин.

Бергил поднялся, торжествующе посмотрел на нас и хихикнул.

- Я вас предупреждал! - воскликнул он.

- О чем? - безнадежно поинтересовалась я, дуя на озябшие руки и жалея, что не надела свитер.

Бергил выдержал эффектную паузу, потом сообщил:

- А я ведь говорил, что не стоит нам сейчас ехать в Дор-Гален!

Истинная правда, говорил. Мол, жарко до безумия, к тому же туристический сезон в самом разгаре. Но какое это имеет отношение к тому, где мы находимся?

Видимо, аналогичные мысли терзали моих друзей, что и отразилось на наших лицах. Бергил же, выдержав еще одну паузу, известил:

- И сидеть нам здесь, mellyn, до Второй Музыки Айнур!

- Ошибаешься, - меланхолично возразил Лирулин. - Игру "Судный день" перенесли на следующий год, а вместо нее решили устроить игру по "Лэйтиан".

Я похолодела. Так вот оно что... мы попали на ролевые игры. О ужас! Интересно, какие роли нам отведены в этой игре?

Бергил подозрительно уставился на Лирулина:

- А ты почем знаешь?

Лирулин артистично повел плечами:

- Ладно, mellyn. В общем, слушайте сюда, только очень прошу, ногами не бейте. Не будете?

Мы дружно замотали головами.

Лирулин вздохнул и начал каяться. Мы слушали, раскрыв рты. И, клянусь Тремя Эльфийскими Кольцами, Лирулин знал, что делал, когда просил не бить его ногами.

Никаких сокровищ нет. Манускрипт абсолютно подлинный, но что в действительности на нем написано - неизвестно. Черное Наречие - язык, хуже которого изучен только Кхуздул. Карту Лирулин нарисовал сам.

- Признаться, когда Анарвен спросила: "Она же очень древняя?", я испугался. Ну, думаю, все... Угораздило же нас с Адрахилом послать письмо этому искусствоведу, - во взгляде Лирулина, устремленном на меня, было такое уважение, что я его моментально простила. Увы, есть у меня такой недостаток - я падка на лесть. - Но, слава Единому, пронесло.

И вся эта мистификация была затеяна с единственной целью. Лирулин - заядлый ролевик, даже пресловутый черный плащ он в свое время шил для игр. А в этом году Лирулин и вовсе решил смотаться в Дор-Гален, прослышав, что там проходит фестиваль ролевиков Эриадора. Однако одному ехать не хотелось, все знакомые разъехались кто куда. И тогда Лирулин решил заманить на Игры своих однокурсников. То есть нас.

Мы потрясенно молчали.

- Baruk ai-menu! - наконец выдавил Адрахил.

Я невольно улыбнулась. По поводу гномьих боевых кличей ходило немало шуток. Вот одна из них: все эти кличи на самом деле - не что иное как обычные ругательства. В этом значении их теперь и употребляют. Очень удобно: если стражник требует с вас штраф за то, что вы ругаетесь в неположенном месте (меня всегда подмывало спросить, а есть ли положенные для ругани места), вы можете сказать, что просто разговаривали с другом на Кхуздуле.

- В общем, - сказала я, - насколько я поняла, мы теперь - участники этой игры по "Лэйтиан".

- Совершенно верно, - подтвердил Лирулин.

- Ну вот, - неожиданно вклинился Бергил, - а я-то думал вас всех напугать, с ролевиками договорился, чтоб они вас...

- Ну, это бы они и без тебя сделали, - ответил Лирулин.

Я заподозрила неладное, но только я собралась задать Лирулину следующий вопрос, как меня опередил Деруфин:

- И кого же мы играем?

- О! - воскликнул с гордой улыбкой Лирулин. - Я предусмотрел, что орков вы играть не захотите, людей или обыкновенных эльфов - тоже...

- Короче, мы играем спутников Берена, - сообразил Деруфин.

- Абсолютно правильно, - Лирулин церемонно ему поклонился. - Роли я на нас уже расписал. Я - Финрод, Адрахил, конечно, сыграет своего почти тезку. Остальные могут придумать себе имена сами.

- Их было десять, - напомнил Адрахил.

- А Берен кто? - возник Деруфин.

- Берен - это один парень из Минхириата, я с ним неплохо знаком. Кстати, Анарвен попала сюда совершенно случайно и исключительно по вине Бергила, которому вздумалось подшутить.

- А я что, в игре не участвую? - оскорбилась я. - Я тоже хочу!

- А ты будешь Лучиэнью, - обнадежил меня Лирулин.

- Не хочу, - с ходу заявила я.

- Почему?

- Она мне не нравится!

- А кем ты хочешь быть?

Я задумалась.

- Ладно, - сказал Лирулин. - Тут вчера Галадриэль истерику устроила, хотела Лучиэнь играть, вот с ней и поменяйся.

- И Галадриэлью не хочу,- вздохнула я.

- Она тебе тоже не нравится? - изумился Лирулин.

- Нравится, только это неинтересно.

- А кем тебе интересно?

- Сауроном, - обозлилась я. Я устала, мне хотелось спать, да еще, оказывается, Лирулин мерзкий обманщик. И нет никаких сокровищ...

Приятели расхохотались. Бергил открыл было рот, собираясь, очевидно, произнести еще какую-нибудь колкость в мой адрес, но тут дверь распахнулась снова. На пороге возник мой старый знакомый Гакхан.

- Всем привет, - сказал он. - Тут такое вышло... Короче, игра начинается завтра, но вышло так, что... - он замялся. Нет, все-таки симпатичный парень этот Гакхан. Хоть и орк.

- Что вышло? - спросил Лирулин.

- Да вот... Остались мы без Повелителя, он... ну...

- Расхотел играть, - догадался Лирулин.

Гакхан уныло кивнул. Лирулин покосился на меня, отчего-то мне подмигнул, и сказал:

- Mellon, не вешай нос, игра состоится. У нас будет лучший Саурон всех времен и народов!

- Кто? - заинтересовался Гакхан.

Лирулин указал рукой в сторону. Проследив за направлением его указательного пальца, я вновь похолодела. Лирулин указывал на меня.

- Чего... - от ужаса у меня получилось "чаво".

Бергил хихикнул. Вот гад. Но мне было не до Бергила.

- Что, не нравится? - удивился Лирулин. - Сама же хотела...

Эх... Я обреченно кивнула. А вообще, и правда интересно.


Остаток ночи я все-таки провела в своей комнате, и до рассвета мой сон никто не потревожил.

После завтрака мы начали рассматривать карту будущей игры. Итак, Изенмаут - это не Менегрот и даже не Минас-Тирит, а только база ролевиков. Менегрот будет расположен в лесу, на полпути между Изенмаутом и тем лагерем, который советовал Лирулин Бергилу. Нарготронд - южнее, Ангбанд - севернее. Все как полагается. Моими владениями был домик на острове где-то между "Нарготрондом" и "Ангбандом".

- Нет, а все-таки классно получится, - задумчиво сказал Адрахил. - Как же нам теперь Анарвен называть? Сауроном, да? - и он с жалостью посмотрел на меня.

- Еще чего! - оскорбилась я. - Можете называть меня Черной Майей.

- Блеск! - восхитился Адрахил. - Только какая ж ты черная?

И то правда. У меня от природы волосы русые, отливающие червонным золотом. Ничего себе Черный Властелин... Черная Властелинка? Ну и ладно, вот Лирулин у нас вообще рыжий. Рыжий Финрод - только представьте себе такую картину.

- А чё мне делать-то? - уныло спросила я.

- Как что? - удивился Лирулин. - Ты что, "Лэйтиан" забыла?

- Нет, очень хорошо помню. Только мне что-то не хочется никого пытать или скармливать волколакам...

- Вот, - оживился Адрахил, - взяли в игру искусствоведа.

Вообще-то, мы с Адрахилом занимаемся по одному плану, то есть я такой же искусствовед, как он. Но я оставила эту реплику без ответа.

Деруфин сказал:

- Ну, Анарвен, никто и не требует точного следования канону. Можешь делать, что хочешь.

- А-а, - обрадовалась я.

Лирулин тревожно оглянулся на меня.


Зря он волновался.

На третий день игры я окончательно скисла. Выяснилось, что, если ты играешь не главного героя, - маяться тебе львиную долю игры бездельем. Меня сначала порадовало то обстоятельство, что Гакхан и его ребята тоже оказались на Тол-ин-Гаурхоте, но очень быстро выяснилось, что Повелителю не положено тесно общаться с орками. Одним словом... мне было скучно. Мне было очень скучно. Пара-тройка эльфов, имевших неосторожность забрести в окрестности моего замка, ненадолго меня развлекла, однако потом мне стало еще тоскливее.

И вот солнечным августовским деньком Гакхан сообщил, что к нашему замку приближается отряд из одиннадцати орков, которые почему-то нагло прут без разрешения. Я внутренне возликовала: наконец-то!!!

В общем, все шло по плану: подозрительных орков Гакхан и его парни беспроблемно скрутили и доставили ко мне, мне сразу стало ясно, кто это такие (да они не особенно и притворялись орками), мы с Финродом спели несколько популярных песен дуэтом, а затем я отправила их куда подальше. В смысле, в погреб.

- Эх, в позапрошлом году мы играли в Изенмауте, вот это было да, - поделился Гакхан. - Все прямо по-настоящему.

Припомнив первоисточник, я приуныла. Выходило, что мне со своими гостями делать особо нечего. В конце концов я решила выкинуть "Лэйтиан" из головы и представить, как бы я себя вела на месте Саурона. Впрочем, минуточку... он, кажется, начал с того, что допросил пленников. Вот и отлично, займусь-ка я покамест этим, а там видно будет.

Воодушевленная идеей, я вызвала Гакхана и приказала ему привести Берена. Гакхан обрадовано осклабился и опрометью бросился в погреб.

Зря радовался. К услугам орков я прибегать не собиралась.

Собственно, только теперь я как следует разглядела Берена. Честно говоря, с первого взгляда он мне не слишком понравился. Впрочем, это, наверное, от того, что мне и настоящий Берен никогда не нравился.

- Привет, - сказала я.

Мой гость надменно вздернул нос. Гакхан хмыкнул. Я злобно посмотрела на обоих.

- Леди Черная Майя, - просительно заговорил Гакхан, - позволено ли мне будет дать один советик...

- Давай, - милостиво позволила я.

- Предоставьте его нам, - зашептал Гакхан, - будьте уверены, в наилучшем виде все сделаем!

- Фигушки, - ответила я. - Мы и сами разберемся. Ведь так? Ну, если не разберемся, тогда пожалуйста.

Гакхан плотоядно посмотрел на Берена. Тот поежился. Ага, боишься, значит.

- Гакхан, сделай милость, постой пока за дверью, - попросила я. - Только далеко не уходи, ты мне можешь понадобиться.

Гакхан закивал и очистил помещение. Я вытянулась в кресле, поинтересовалась:

- Ну что, будешь по-хорошему? Гакхан парень неплохой, но мои приказы он исполняет неукоснительно.

Берен хмыкнул. Это уже что-то.

- Ну, вот пока первый вопрос: куда вы шли и зачем?

Берен промолчал. Я вздохнула. Видно, Гакхан прав. Ну чего я сразу не послушала его?

- Эй, Гакхан, - заорала я. Орк мгновенно материализовался в комнате.

- Можно? - спросил он, глядя на Берена влюбленными глазами.

- Пока еще нет, - разочаровала я его. - Лучше приведи мне Финрода. Ну, этого рыжего.

- Слушаюсь, леди Черная Майя, - поклонился Гакхан.

Еще несколько минут мы с Береном просто сидели в креслах. Я рассеянно запела: "Король на земле в годы давние жил..."

- Вот, вы заказывали, - возвестил Гакхан.

- Замечательно, - возликовала я. - Добрый день, располагайся и будь как дома. Ты же дома?

По лицу Финрода ясно читалось: "Терновый куст - мой дом родной". Тем не менее, вслух он ничего не сказал. И этот туда же. Может, надо было кого другого призвать? Ладно, попробуем сначала с этим.

- Гакхан, - сообщила я, - принеси-ка нам вина, что ли...

Гакхан весело кивнул и выбежал вон - чтобы спустя буквально несколько секунд появиться вновь с подносом, на котором стояли три пластиковых стаканчика и бутылка пива. Не дожидаясь приказаний, орк наполнил все три стаканчика пивом.

- Благодарю, - сказала я. - Теперь иди отсюда.

- Как? - обиделся Гакхан.

- Иди, иди, - махнула я рукой. - Позову, когда понадобишься.

Гакхан исчез, обиженно поглядывая то на меня, то на моих гостей. Подождав, пока за ним закроется дверь, я сказала:

- Прошу. Нан-Татрен, урожай 57 года. Винные погреба здесь были хоть куда.

Финрод хихикнул. О, уже что-то.

Берен взял с подноса стакан, отпил глоток.

- Ничего себе! Это вы Дор-Винион за Нан-Татрен выдаете? - не удержался он.

- Ну, не знаю,- пожала я плечами. - На бочке было написано "Нан-Татрен, 57 год".

Берен вздохнул. Я весело сказала:

- Да ладно, какая разница, Дор-Винион или Нан-Татрен, все равно ведь отменное винцо.

- Да уж, - согласился Берен. Финрод толкнул его ногой под столом. Воспользовавшись тем, что Берен повернулся к своему спутнику, я незаметно подлила еще пива. Хороший враг - пьяный враг.

Эта истина вскоре подтвердилась. Осушив второй стакан, Берен налил третий. Я вызвала Гакхана и приказала принести еще пива. Когда наш отважный герой выпил третью бутылку, он уже совершенно не вязал лыка. Из него самого можно было вязать что угодно.

- Ну, - сказала я, - теперь и поговорить по душам можно. Так куда же вы направлялись в такой спешке, что приглашать вас в гости пришлось силой?

- В Ангбанд... ик... за Сильмариллом, - пробормотал Берен. Если бы не "Лэйтиан", до Второй Музыки Айнур пыталась бы сообразить, что же он там промычал.

- За Сильмариллом?! - я изобразила удивление. - На фиг он тебе понадобился?

- Лучиэнь... ик... Тингол... Тинголу нужен Сильмарилл...

- А при чем тут Лучиэнь, если Сильмарилл нужен Тинголу? - снова поразилась я.

Берен отставил стаканчик и сказал:

- Дело... ик... было так. Я... ик... шел домой из трактира, забрел в Дориат, а там... ик... Лучиэнь. И, значит, ее папенька. Увидел он... ик... что она со мной гуляет... ик... и сказал, мол, я теперь должен на ней... ик... жениться, а для этого я... ик... должен принести Силь... Сильма... - он рухнул мордой на стол и захрапел.

Я растерянно посмотрела на Финрода. Король Фелагунд изо всех сил пытался скрыть веселье. Это у него не слишком-то получалось.

- Он врет, да? - жалобно спросила я.

Финрод засмеялся. Это меня обидело окончательно.

- ГАКХАН!!! - заорала я, да так, что зазвенели стекла. - ПОДИ СЮДА НЕМЕДЛЕННО!!!

Орк мгновенно возник в комнате.

- Этих, - я ткнула пальцем в храпящего Берена и веселящегося Финрода, - в карцер.

На лице Гакхана отразилось разочарование.

- Леди Черная Майя, - умоляюще запел он, - вы же обещали...

- Мало ли что может наобещать пьяная женщина, - разозлилась я.

К чести Гакхана, надо отметить, что повторять дважды не пришлось. Однако, как только орк схватился когтистой лапой за руку Берена, тот враз протрезвел.

- Не трогай меня!!! - завопил он.

- Ой, какие мы нежные, - огрызнулся орк.

- Он прав, - отрезала я. - Нечего такие когти отращивать. Тащите их, ребята, - и я отвернулась к окну. Меня душили рыдания.

- Не-ет! - орал дурниной Берен.

Я обернулась. Гакхан и еще несколько ребят тащили его из-за стола. Про Финрода они самым наглым образом забыли. Хороши тюремщички, ну нечего сказать.

- Берен, - сказала я, сообразив, чего он орет. - Если ты мне ответишь еще на пару вопросов, тебя никуда не будут тащить. Ну что, согласен? Отпусти его, Лагдуш. А вы садитесь обратно. Еще пива, лорд Берен?

Берена передернуло. Успокоившийся было Финрод снова хихикнул.

- Валяй, - изрекла я, усаживаясь в свое кресло. - Ну, ты пообещал Тинголу принести Сильмарилл. Только Король Фелагунд-то тут при чем?

Берен удивленно поднял бровь. Я пояснила:

- Если из Дориата идти в Ангбанд, в Нарготронд не попадешь. Для этого надо туда специально идти.

Финрод обеспокоенно глянул на меня. Надо же, вышла из роли. Мне же не положено знать, где Нарготронд... а, ладно.

- Так что? - повторила я.

- Ну, чего уж теперь, - вздохнул Берен. - Я, понимаете ли, ваша светлость (я в невыразимом удивлении воззрилась на него), не захотел один идти, скучновато, понимаете...

- Понимаю, - кивнула я.

- Ну вот, шел я по лесу, вдруг вспоминаю: а, Нарготронд! Вот так все и было, - он развел руками. Я покосилась на Финрода. Король с невыразимым укором смотрел на своего не в меру болтливого вассала. Впрочем, если вдуматься, болтливость никогда не бывает в меру.

- Вот что, Берен, - торжественно сообщила я, - хочешь получить Сильмарилл?

- Конечно, хочу! - алчно шепнул Берен.

Финрод изо всех сил пнул его под столом ногой. Берен не обратил на это никакого внимания, потому что Фелагунд промахнулся, и хороший пинок получила я. Мысленно взвыв и пообещав показать Финроду небо в Сильмариллах, я продолжила самым вкрадчивым голосом:

- Значит, так. Сиди там, слушай сюда. В течение года ты служишь в воинстве Учителя Мэлькора, и если за этот год не будет никаких нареканий, получишь Сильмарилл. Идет?

- Что, вот так получу Сильмарилл? - подозрительно осведомился Берен.

- Ага, - подтвердила я. - А твои спутнички пока посидят у меня. Не волнуйся, я сделаю им хорошо. Согласен? Учти, я дважды не предлагаю.

Берен посмотрел на Финрода. Тот не вытерпел:

- Берен, не делай этого! Помни, Мэлькор - отец лжи, а ты говоришь с лучшей его ученицей!

- Не лучшей, а любимой, - поправила я. - Это не одно и то же.

- Я согласен, - сказал Берен.


Проводив его и дав ему в провожатые Тхурингвэтиль, единственного не-орка в моем подчинении, я долго веселилась, представляя себе удивление остальных игроков. Что будет объяснять Берен, меня не слишком заботило. Пока.

Потом я снова заскучала.

Потом мне пришла в голову изумительная в своей простоте мысль: у меня в замке сидит эльфийский король, причем не кто-нибудь, а сам Финрод Фелагунд. Почему бы мне не попытаться с ним найти общий язык? Авось получится... Во всяком случае, на какое-то время избавлюсь от скуки.

Решив развлечься таким образом, я попросила Гакхана привести Финрода ко мне. Шаграту было приказано принести вина, причем на этот раз настоящего вина, а не пива. Терпеть не могу пиво, а вот красное вино - обожаю, особенно бэльфаласское, четырехсотлетней выдержки. Но на худой конец сойдет и дор-винионское, трехсотлетней. Я же в принципе непривередливая.

Финрода привели. Король эльфов выглядел вполне довольным жизнью. В отличие от меня, умирающей от скуки.

- Айэ, - сказала я.

Он, понятно, не ответил. Я вздохнула:

- Слушай, тебя мама с папой вежливости учили?

Финрод хихикнул. Я снова вздохнула. Гакхан сочувственно подсказал:

- Леди Черная Майя, позвольте, мы его научим.

- Не позволю, - отрезала я. - И вообще, иди отсюда, ты мне надоел.

Гакхан ушел. Я грустно сказала:

- Финарато, мне тут так скучно и одиноко, ты бы знал... Вот я и подумала: может, хоть ты меня развлечешь? От этих орков, сам видишь, толку немного, Гакхан только и знает что свои забавы с пленниками, а он еще самый из них лучший, - я вздохнула. - Ну что, так ни слова и не скажешь? Ладно, молчи, коли тебе так нравится. Но от партии в карты ты, надеюсь, не откажешься?

Я вытащила из кармана карты. Есть у меня такая антикварная колода, с изображениями Государя Элессара и Королевы Арвен. Такими картами мечтает обладать добрая половина истфака, да только я их ни за какие деньги не продам. Это семейная реликвия. Мало кто знает о том, что я происхожу от леди Альдис, дочери Государя Тэльконтара. А между тем это так.

Я сдала карты, и мы стали играть. После того, как Финрод оставил меня с носом в третий раз кряду, наконец-то появился Шаграт.

- Почему так долго? - недовольно спросила я.

Шаграт виновато принялся оправдываться:

- Да эти, в Тангородриме, совсем оборзели: не дадим, и все тут! Пришлось украсть...

- Спасибо, - с чувством сказала я. - Иди выпей пивка.

Шаграт исчез.

Я налила вина себе и своему визави. Финрод, к моему удивлению, от вина не отказался. Я же и подавно - выпив один бокал, я тут же налила себе другой. В общем, пока Финрод допил свой бокал до половины, я приканчивала третий.

- Знаешь, Финарато, - прочувствованно сказала я, - все-таки, согласись, в этом что-то есть... Вот сидим мы с тобой в такой уютной комнатке, за окном лето, солнышко светит... Благодать-то какая... - я мечтательно прижмурилась. Финрод с тревогой смотрел на меня.

- Спасибо папе Мэлькору, отправил меня сюда, - неслась я дальше. - Понимаешь, я ему в Ангбанде все время мешаю: то врываюсь в тронный зал посреди заседания, то использую балрогов как мальчиков на побегушках... Он меня очень мечтал за одного из них замуж выдать, да куда там, - я сделала испуганные глаза. - Они же все такие горячие, а я жару не люблю. Ну... И сослал он меня сюда. Здесь, спору нет, попрохладнее, только скучновато... Я еще сначала надеялась, что будешь ты ко мне заходить на чаек по-соседски, да вот...

- Не пей больше! - не выдержал Финрод.

От удивления я мгновенно протрезвела. Надо же, заговорил!!!

- Майечка, хватит, - Финрод схватил бутылку, к которой я было потянулась, и быстро убрал ее из моего поля зрения.

- Сейчас же верни обратно! - взвизгнула я.

- Нет-нет-нет, - ответил Король Фелагунд. - Пить надо меньше, тем более без закуски.

- Тебе-то хорошо, - захныкала я, - а мне-то что делать? Мне ску-учно... - и я зарыдала в голос.

Финрод поднялся, обошел стол, погладил меня по голове:

- Ну, Майечка, не плачь. У тебя светлая душа.

- У меня?! - обалдела я.

- Да, - подтвердил Финрод.

- У меня? Дочери Учителя Мэлькора?!

- Совершенно верно.

- Врешь, - всхлипывала я.

- Наугламиром клянусь!

- Ага, знаю я ваши эльфьи клятвы!

- Ну, Майечка. Поверь хоть мне.

- Ладно, верю, верю.

- Ну вот и хорошо...

- Ох и ни фига себе! - донеслось от двери восхищенное восклицание. Гакхан, подлец. Чего ему надо?

- Еще вина, леди Черная Майя? - спросил маячивший за спиной Гакхана Шаграт.

- Нет, - отрезал Финрод. - И вообще, шли бы вы отсюда подальше.

- Хорошо, - смиренно ответил Гакхан. - Если понадобимся - мы во дворе.

- Вы не поняли, - вздохнул Финрод. - Марш отсюда вообще.

- Куда?! - хором воскликнули орки.

- А куда хотите. Хотите, в Ангбанд, хотите, в Мордор.

- А п-п-по к-к-какому п-п-праву т-т-ты зд-д-десь к-к-командуешь? - прозаикался от возмущения Гакхан.

- Как по какому? - удивился Финрод. - Ну и наглость! Я строил этот замок, и у меня же спрашивают, п-п-по к-к-какому п-п-праву я зд-д-десь к-к-командую, - передразнил он орка.

Гакхан и Шаграт переглянулись и почли за лучшее ретироваться.

- Наконец-то можно спокойно поговорить, - с явным облегчением вздохнул Финрод. - Майечка, я уже не первое столетие ищу достойную королеву для Нарготронда. И мне кажется, я нашел ее.

- Меня, что ли? - я была изумлена до глубины души.

- Да, - подтвердил Финрод. - Ну что?

Я замялась. Ну... Он мне, конечно, нравится, но что скажет папа?

- Ладно, - наконец сказала я. - Только придется нам сначала отправиться в Ангбанд. Папа, думаю, будет не против, очень уж я ему надоела, но все равно надо его поставить в известность.

- Ну так пошли, - ответил Финрод.

И мы пошли. Я, Финрод, Гакхан, все-таки не покинувший Остров, и эльфы Финрода. Их было десять, как и положено.

- Айэ, - сказал Эдрахил. - А я-то гадал, когда же ты про нас вспомнишь.

Короче, нас было всего тринадцать. Хорошее число.


Где-то в Таур-ну-Фуине мы наткнулись на Берена.

Дело было так. Мы шли по лесу, громко распевая "Лэйтиан". Ну, про то, что "Отныне разрушенный Дортонион и бледная Аэлуина вода глазам не предстанут его никогда".

- Ни фига себе, - возмущенно произнес знакомый голос, - это как же - не предстанут? Вот он я, в Дортонионе. А это что за собрание?

- Он нас не узнал, - философски вздохнул Эдрахил.

- Наоборот, лорд Эдрахил, узнал, - возразил Берен. - Вот и спрашиваю, откуда вы здесь.

- А ты сам здесь откуда? - поинтересовалась я. - Я же тебя в Ангбанд послала. И где Тхурингвэтиль?

- Ее я уже придушил, - сообщил Берен. - А из Ангбанда убежал.

Мы засмеялись.

- Правда, убежал. Понимаете, меня там засадили в темницу с еще несколькими эльфами. Просидел я там три дня, потому что только на четвертый кто-то заметил, что у темницы всего три стены.

- Этим кем-то был, конечно, ты, - уточнил Финрод. - А теперь, Берен, поворачивай обратно.

- Это еще зачем? - возмутился охотник за Сильмариллами. - Я честно оттуда сбежал!

- А затем, что мы все идем в Ангбанд, - известил Эдрахил.

- Зачем? - еще больше удивился Берен.

- Затем, что я женюсь, - ответил Финрод.

- На ком?!

- На мне, - вздохнула я.

- На Черной Майе?!

- Она теперь Белая, - хихикнул Эдрахил. - Белая и пушистая.

Берен открыл было рот, но сказать ничего не успел. Из-за дерева вылетели Лучиэнь и Тхурингвэтиль.

- Придушил, значит, - сказала я.

- Кого? - спросила Тхурингвэтиль.

- Тебя, - вздохнула я. Что-то слишком часто я стала вздыхать в последнее время. - Во всяком случае, так утверждает Берен.

Тхурингвэтиль потерла шею:

- Помял он меня сильно. Но придушить - не придушил.

- Берен! Я наконец-то тебя нашла! - ликовала в это время Лучиэнь.

Одним словом, после некоторого количества трений и выяснений, кто кого придушил и придушил ли вообще, Эдрахил предложил нам всем идти дальше. Его предложение, за неимением других, более конструктивных, было принято.

Такой вот шумной гурьбой мы ввалились в ворота Ангбанда. Всех, кто пытался нас задержать для выяснения личностей, я отметала прочь. У дверей тронного зала два балрога сделали последнюю отчаянную попытку нас остановить:

- Нельзя! - страдальчески выкрикнул один из балрогов. - Заседание!

- С кем? - полюбопытствовала я.

- С вождями Ульфангом, Ульвартом... ну, их там много, - смешались балроги.

- Я все поняла, - сказала я и оттеснила их в сторону - не без помощи Финрода, Берена, Эдрахила, Гакхана и прочих.

Как я и предполагала, папаня закатил пир на весь мир. Справедливости ради надо отметить, что вожди Ульфанг и Ульварт и еще много, судя по физиономиям, вастаков там и в самом деле присутствовали. Впрочем, все пьяные становятся похожими на вастаков.

- Atarinya! - возвестила я. - Я выхожу замуж!

- Сильмариллы, да? - прошептал за моей спиной Берен.

- Они самые, - таким же шепотом ответил Эдрахил. - Надо же, они совсем не изменились.

Папа Мэлькор поднялся с трона.

- Кто он? - прогремел Учитель. - Кто тот, кому я обязан такому счастью?

- Финрод Фелагунд, король Нарготронда, - и я указала на Финрода.

- К вашим услугам, - сказал тот.

Папаня соскочил на пол и бросился к Финроду, непрестанно выкрикивая:

- Спасибо! Спасибо! Спасибо!

Отдышавшись, он наконец сказал вещь конструктивнее:

- Я бесконечно, о, вы не представляете, как бесконечно я вам благодарен! Просите у меня теперь чего хотите - дам все!

Финрод переглянулся с Береном и неожиданно подмигнул ему:

- Сильмарилл, пожалуйста, - задумчиво проговорил он.

Я оцепенела. Сомневаюсь что-то, что папина любовь ко мне достигает таких масштабов. Что угодно, но Сильмарилл?!

Папенька удивил меня до колик. Он сорвал с головы корону, попытался выковырять оттуда Сильмарилл, что ему, конечно, не удалось. Вставлял-то он их тщательно, не спеша... Сломав пару ногтей, папенька бросил это бесперспективное занятие и протянул Финроду корону целиком:

- Забирай, благодетель!


В общем, этим все и кончилось. Всякие мелочи, вроде того, как Финрод, Берен и Эдрахил втроем вытаскивали Сильмарилл из короны, и как потом Берен и Лучиэнь несли его в Дориат, а по дороге их ограбил отряд бывших моих орков с Острова - это уже именно что мелочи. Правда, я все-таки сообщу, что Гакхан отыскал своих сотоварищей и уговорил их вернуть Сильмарилл. (Орки доставили его прямиком Королю Тинголу в Менегрот.)

С Береном и Лучиэнью мы расстались недалеко от Нэльдорета. Мы сами пошли на Остров, где тихо и мирно при большом стечении народа сыграли нашу с Финродом свадьбу. Свидетелями были Эдрахил и Тхурингвэтиль.

Финарато так и не вернулся в Нарготронд, и там остался править Ородрет. Мы же поселились в Минас-Тирите, и покидать его не собираемся. Два оставшихся Сильмарилла мы отдали один - сыновьям Фэанора, другой - сыновьям Фингольфина. По принципу "всем братьям по серьгам". Сыновья Фэанора нам попались незлобивые, и одного Сильмарилла им пока вполне достаточно. Третий условились считать свадебным даром Берену и Лучиэни. Подарки, конечно, передаривать не принято, но это уже их дело.


* * *

(вместо эпилога)


Солнечным вечером в начале яванниэ мы сидели в Изенмауте и обсуждали прошедшую игру.

- Ну что, все довольны? - спросил Лирулин.

- Замечательно! - воскликнул Бергил. Ох, надо же, у нашего сокурсничка даже характер исправился.

- Еще бы, - поддержал его Адрахил. - Лирулин, ты говорил, эти игры проходят каждый год?

- Да, - подтвердил Лирулин. - В следующем году планируется устроить две игры - "Судный день" и "Исход Нолдор". Ну что, поедем?

- Да! - хором закричали мы.

"Это лучше любых сокровищ", - подумала я, откидываясь в кресле и потягивая ледяной коктейль. Но вслух я сказала:

- Как грустно, когда игра заканчивается.

- А когда она начинается, тогда, наоборот, страшно, - заметил Гакхан.

- Почему? - удивились я и Эовин, девушка из Рохана, игравшая Тхурингвэтиль.

- Потому что никто не знает, чем она закончится, - вздохнул Гакхан.


2003 г.



Текст размещен с разрешения автора.