Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Анарвен

Полдень. Седьмая Эпоха

Все там будем


Однажды я умерла и, как водится, попала в Мандос.

Сначала мне там понравилось. Тихо, светло и комары не досаждают. Потом я отметила полное отсутствие диванов, кресел или хотя бы стульев, а равно книг и компьютеров, этого величайшего достижения Седьмой Эпохи. Вместо этого стены были изрисованы чем-то средним между скринсейверами "Вечный двигатель" и "Геометрический вальс" и граффити, которыми мы с однокурсниками когда-то разукрашивали стены Минас-Тирита. Поняв, что это и есть хваленые гобелены Вайрэ, которыми так бредил мой коллега Четвертой Эпохи Галдор Дуйлинион, я тяжело вздохнула. Поднялась с пола, по привычке - здесь не было ни пылинки - отряхнулась и пошла по залу.

Шла я, наверное, уже минут десять, как до меня донесся восторженный вопль:

- Аут! - и к моим ногам подлетел мячик для игры в гольф. Тут же из боковой галереи выскочил огненно-рыжий эльф. Стрельнув ярко-зелеными глазами в поисках мячика, он уставился на меня и восторженно взвыл:

- Нашего полку прибыло!

- Простите, не поняла... - ошарашенно пробормотала я.

Эльф, прыгая вокруг меня от радости, затараторил:

- Добро пожаловать в Мандос! Вы давно прибыли? Не находите, здесь очень мило. Идемте, присоединитесь к нашей компании, тихое и интеллигентное общество, - и он начал подталкивать меня к галерее, из которой выскочил. Приняв решение покориться судьбе, я пошла за ним.

И оказалась в зале, больше всего напоминавшем коридор Минас-Тиритского университета, где я имела честь учиться на историческом факультете. Мой рыжий проводник и еще один эльф, но уже с серебристыми волосами, действительно играли в гольф. У стены прямо на полу сидело еще четверо эльфов, игравших в карты. Еще один сидел недалеко от них и комментировал для своего лежащего рядом приятеля обе игры. Двое Перворожденных распевали "Лэйтиан" в стиле рэп. Это было все, что я успела заметить, прежде чем рыжий заорал:

- Эй, ребята! У нас новенькая!

- Партию в карты? - любезно предложил один из игроков, по виду несомненный Тэлеро: только среди них есть альбиносы.

- Нет, лучше спойте с нами, - потребовал рэппер.

Я вежливо отклонила это предложение, тем более что мне Готмог на ухо наступил, хотя стихи я пишу, если верить друзьям, очень даже ничего, и предпочла присоединиться к картежникам.

- Будем знакомы, - сказал один, - я - Орофин, а это мой брат Румил.

- Меня звали Амротом, - сообщил другой, - и я был королем Лориэна.

Альбинос расхохотался.

- А я вот не могу похвастать таким титулом. - И, обернувшись ко мне, он просто представился: - Аэглос.

Я обалдела. Мало того, что я историк Древних Дней, специальность в наше время редчайшая, у меня тема диссертации была - "Аутентичность и мифологичность эльфийских хроник Предначальных Эпох". И знаю я этого Аэглоса! Он же один из тех десятерых нарготрондских эльфов, что ушли с Береном и Финродом!

Но на мой вопрос, верна ли моя догадка, Аэглос только удивился:

- А, вы знаете? Ну... Мне все равно ничего от этого не было, даже в песнях о нас не пели, - и он кивнул на певцов, как раз дошедших до того, как Финрод, Берен и их спутники под видом орков шли на Тол-ин-Гаурхот. - Вот об Амроте целую легенду сочинили, Орофин и Румил тоже где-то упоминаются...

- В Алой Книге Западных пределов, - припомнила я. У меня дома стоял этот фолиант, третья копия, сделанная еще самим Мериадоком Великолепным.

- Ну и что, - возразил Амрот, - зато какая у тебя, Аэглос, была героическая гибель. А я вроде как от несчастной любви утопился.

М-да... Мне здесь похвастать будет явно нечем. Только и всего - пилот авиакомпании "Бэль-авиа" не справился с управлением, и самолет рухнул в море. Я возвращалась с каникул в Умбаре.

- А как ваше имя, леди? - снова обратился ко мне Аэглос, проигнорировав реплику Амрота.

- Анарвен, - ответила я.

- Красивое имя. Очень рад нашему знакомству, леди Анарвен. Право же, мы все очень рады видеть нас в нашем скромном обществе. Позвольте представить вам остальных: эти, с позволения сказать, певцы - Маглор и Даэрон, игроки в гольф - возможно, известный вам Маблунг из Дориата и эльф-Авари Аэденна. Эти комментаторы - Глорфиндэль и Галдор. Амрот, а где Фэанор?

Не успел Амрот рта раскрыть, как из галереи, противоположной той, в которую вошла я, почти вбежал высокий темноволосый эльф в черном с красным плаще (прочие мои сотоварищи и я сама были в белом).

Выйдя на середину зала, Фэанор (а это, как я поняла, был именно он) отобрал у тормознувшего Аэденны клюшку и взмахнул ею, призывая нас к вниманию. Тут он увидел меня.

- Кто? - полюбопытствовал создатель Сильмариллов.

- Я... э-э... Анарвен... историк, - пролепетала я.

- Лорд Фэанор, она с нами, - вступился за меня Аэглос.

Трудно сказать, чем бы все это закончилось, но тут из галереи выскочил еще один персонаж. Выглядел он просто копией Фэанора.

"Только Финарфина не хватает", - подумалось мне.

- Куруфинвэ! - возопил Фингольфин. - Не делай этого, заклинаю тебя, не делай этого!

Величайший из эльфов не удостоил брата и взглядом. Повернувшись к нам, он пылко воскликнул:

- Братья! И сестра, - добавил он, взглянув на меня. - Мы сидим здесь уже двадцать тысячелетий!

Я почувствовала себя селедкой, брошенной в рюмку и поданной в таком виде к столу на дипломатическом приеме. Не знаю, как насчет Аэденны, а все остальные действительно сюда пришли еще в Предначальную Эпоху.

- Пора уходить! Но я беседовал сейчас с Намо, и он ОТКАЗАЛ НАМ!

Историк я, говорят, хороший, но все-таки я никогда не понимала, что это Нолдор так дружно рванули за Фэанором, даже те, кто был не согласен. Некоторые светила исторической науки, в том числе мой учитель господин Элентир, утверждают, что сработала дисциплина: король сказал - значит, надо. Но где тогда была эта дисциплина в Нарготронде, когда Финрод отправлялся в поход с Береном?!

Но теперь я поняла, в чем было дело. Жаль, что мне уже не придется объяснять это на заседании Ассоциации историков Предначальных Эпох. Но, пока Фэанор разглагольствовал, а делал он это долго, я так прониклась, что начала удивляться, почему же не все за ним тогда пошли.

- А раз так, - заключил Фэанор, - то, значит, нам надо самим брать то, что принадлежит нам по праву.

- Что? - спросил непонятливый Аэденна.

- Жизнь! - с апломбом заявил Фэанор. - Собирайтесь, друзья! Мы идем! - и он воинственно взмахнул клюшкой.

- Фэанору ура! - заорали хором Маглор, Маблунг, Глорфиндэль, Галдор, Орофин, Румил, Амрот, Аэглос и Даэрон. И разбежались "собираться".

Я бросилась за подбиравшим с пола карты Аэглосом.

- Что все это значит?!

- Бунт, - абсолютно спокойно ответил нарготрондец.

Я села на пол:

- Ничего не понимаю.

Он сел рядом:

- Сейчас объясню.

Через пять минут я поняла. На самом деле в Мандосе сидит куча народу, а это - те, кто недоволен таким положением дел. Фэанор же хочет и вовсе уйти из Мандоса и регулярно достает Намо Судию. За него уже просит Вайрэ, которой он успел порядком надоесть, но Мандосу хоть бы хны, он же чувств не ведает. И наконец гордый эльф решил по своему обыкновению перейти к активным действиям. Заодно я выяснила, что из отряда Финрода Аэглос остался последним - он Синда, а таких Мандос не любит. И что Амрот, оказывается, не топился - его корабль попал в бурю. И еще много интересных подробностей.

- А Фингольфин здесь откуда? - вспомнила я.

Аэглос расхохотался:

- А он как пообещал Фэанору, что будет всегда следовать за ним, так и держит свое обещание.

- За мной! - скомандовал тут Фэанор, воинственно размахивая клюшкой.

И мы двинулись за ним: одиннадцать белых фигур за одной черно-красной. Маглор и Даэрон весело орали:

Шагали тогда короли Эльдамара
Под небом вперед на войну для удара!!!

"Теперь я знаю, как выглядел "Ледяной поход" эльфийской армии", - отметила я.

С таким вот шумом мы предстали пред светлые очи Намо Судии. Мандос нахмурился. Ага, небось Фэанор ему все-таки уже надоел. Или ему действительно "хоть бы хны"?

- Мы требуем немедленно отпустить нас! - грозно объявил Фэанор.

- Да отпусти ты их, Намо, - прошелестел женский голос. Повернувшись, мы узрели хрупкую женщину с пяльцами для вышивания в руках.

Так вот она какая, Вайрэ.

Намо покосился на жену. Потом воззрился на меня:

- Кто такая? Почему не знаю?

- Это леди Анариэль, - возвестил Фэанор.

- Я Анарвен, - пискнула я. - И позвольте мне спеть для вашей милости.

- Не надо! - замахал на меня руками Намо.

Аэглос подтолкнул меня в спину. Поняв этот знак, я нагло заявила:

- А я все-таки спою! И буду петь, пока вы нас не отпустите! Эй, ребята, - я повернулась к Маглору и Даэрону, - на бэк-вокале будете!

Оба певца радостно закивали.

- Идите отсюда! - закричал Мандос. - С глаз моих долой! Никаких песен! Чтобы я вас больше не слышал!

Разумеется, мы пожалели бедного Валу, нечувствительного к высокому искусству, и убрались из его гостеприимных чертогов.

Мы шли по зеленому лугу и радовались жизни.

- Вот приду в Тирион, завалюсь к Эдрахилу... Или сразу к Финроду? - строил планы Аэглос.

- Вместе пойдем, - обнадеживал его Фэанор, - с братом пообщаюсь...

Фингольфин вздыхал. Маглор и Даэрон пели.

Я шла и уже видела на горизонте белые стены Тириона. Идти становилось все легче и легче...

- Дамы и господа, самолет заходит на посадку на Пеленнорском аэродроме. Пожалуйста, пристегните ремни.

Я открыла глаза...

Уже идя по взлетной полосе к зданию аэропорта, я подумала: как хорошо, что это был только сон...

Впрочем, это неважно. Все там будем.


Friday, January 24, 2003



Текст размещен с разрешения автора.