Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Обретение себя

В ролях:
Феанор – Альвдис
майэ Хисиэ – Ломэллин
Маэдрос - Териен
Маглор – Дэль
Келегорм – Хольгер
Карантир - Волчонок
Филит – Птичка

Разговор Феанора с юной Филит был прерван внезапным явлением Хисиэ

Готовый слушать Хисиэ, Феанор вдруг ощущает, как до него отчаянно пытается дотянуться Маглор. "Вот оно! - вспыхивают глаза Государя. - Он один, он в беде, он зовет меня!"
Феанор мгновенно отгораживает свое сознание от Хисиэ - это безумно непочтительно, но мысли о сыне, попавшем в неслыханную беду, сейчас для Феанора важнее всего.
Порыв нолдора столь силен, что на миг кажется, что серебристый туман, начавший окутывать Феанора и Хисиэ, вдруг вспыхнул алым - и растаял.

Феанор (безмолвно). Маглор! Сын мой! Что с тобой?! Где ты?!

Маглор ощущает, как браслет словно наполняется силой, накаляется, и вдруг, собравшись, прорезает пространство. Маглор слышит отца, знает, не видя, вокруг шелест фонтанов, и просто распахивает перед ним, в никуда, сознание и сердце вот горящий пронзительный след грезы, рубец навечно, вот - невольная, дурацкая, немыслимая ссора с Маэдросом, вот - фонтаны и марево скорби, вот - внимательный взгляд Куруфина и кружево металла под руками, вот снова Лориен, цветы, безумная мольба к Валатаро, кровь на ладони, и - Хисиэ... темная волна Искажения, и пронзительный свет любви.. Вот озеро, греза, суровый взгляд Ирмо, нежное прикосновение Хисиэ едем к Милосердной. Мрак Западного берега, тяжесть свинцовых волн и всеохватывающая скорбь...
ТВОЙ ОТЕЦ НЕНАВИДИТ ТВОЮ НЕВЕСТУ!
и непривычно звучащий собственный голос: “Я верю в его мудрость, Утешительница!”.

Феанор в ужасе закрывает лицо руками, как будто так можно заслониться от того, что он только что увидел. Боль Маглора, совсем не та, которую он вообразил, но не менее страшная, заставляет его сердце сжаться. Нет! Только не это! Только не с МАглором! Пусть хоть Хисиэ будет с ним, хоть кто угодно, но только - пусть этой боли не будет!

Маглор уже не в силах прервать поток воспоминаний, и вновь ему слышится грустное "Будьте мужественны, дети". Ваша любовь поможет бороться с Искажением...
Валиэ Скорби соединяет их руки - не забыть...
Вода колеблется перед лицом - оказалось, Маглор склонился к самой поверхности озера. Сердце стиснуто в ком, и тихо изнутри шевельнулась ниточка света
- Отец, это судьба...
Но это не должно стать между нами.

Феанор его глазами видит, как Валатариэ соединяет их руки.
"Хорошо... - безмолвно выдыхает Феанор. - Приезжай, Маглор. Приезжай, и ты спокойно женишься на ней. А сейчас - прости".
Напряжение сил и всё, что он увидел, оказалось слишком тяжко даже для Пламенного Духа, и он медленно опускается на траву, последним усилием давая почувствовать Маглору, что с ним всё в порядке. Коснувшись земли, обрывает осанвэ и лишается сознания.

Маглор (безмолвно). Это не то, не то! Прошу тебя... отец...

Маглор вздрагивает и, не удержавшись, падает в воду озера. Темная вода вмиг отрезвляет его, смывает остатки осанвэ - побарахтавшись, Маглор выбирается наружу, отряхивается.
Ничего. Пусть лучше так...
Сильмир бродит рядом, иногда поглядывает как дела? Маглор, собравшись с духом, садится, наконец, в седло, не заметив, что из поясного мешка выпала флейта. Феалин вымокла и теперь привется долго объясняться с возмущенным деревом, хотя струнам вроде бы все равно...
Теперь - в Тирион. К отцу.

Филит видит, как перед Турниром возникает незнакомая девушка, словно светящаяся серебристым светом. Она прекрасна, как не бывают прекрасны эльдар, но Филит вдруг понимает, что именно она - причина ужаса Феанора. Спустя мгновение вокруг Феанора и незнакомки начинает сгущаться серый туман - и почти сразу его изнутри пронзают языки призрачного алого пламени. Незнакомка замирает, понимая происходящее не больше, чем сама Филит.
Они видят, как несколько мгновений вокруг Феанора вибрирует призрачный алый огонь, в котором Государь нолдор сначала сгибается, как от удара, а потом падает - и огонь исчезает.

Когда Феанор разрывает покров, сотканный ею, майэ охватывает сначала недоумение, потом самый настоящий ужас ведь эльдар не дано этого. Она чувствует барьер, что ставит Феанор. Майэ делает попытку прорваться сквозь него, но это ей не удается...
Наконец, ее сознание все же проясняется. Если мгновение назад она хотела попробовать пробить эту стену, то сейчас она спохватывается. Она видит, как меняется его лицо, ужас, бьющийся в глазах подобно тяжелым темным волнам. Он закрывает лицо руками... Майэ начинает догадываться, что Феанор с кем-то говорит сейчас. Но с кем? Мысли лихорадочно перебирают странички памяти. Вдруг острой вспышкой откуда-то браслет. Браслет? Майэ делает усилие и вспоминает, что она видела этот браслет на руке Феанора, а затем... Маглора?!
Феанор начинает оседать на землю. И именно это выводит Хисиэ из оцепенения. Она бросается к нему. "Феанор" - зовет она его беззвучно. Тишина в ответ...
Вдруг майэ ощущает чей-то взгляд. Она оборачивается, стоя на коленях над Феанором, и видит девушку-нолдиэ.Та смотрит широко распахнутыми глазами, и майэ чувствует ее страх. Но не за себя, а за Феанора. Хисиэ улыбается ей. "Не бойся, - обращается майэ к девушке. - С ним все будет в порядке". Еще раз тепло улыбувшись милой девочке, майэ заслоняет себя и Феанора нежным туманным гобеленом. Гобеленом видений.
Майэ садится на землю и кладет голову Феанора себе на колени. Она осторожно ищет путь к его сознанию, превращая это забытье в целительный сон. Лицо Феанора становится спокойным, и сновидение захватывает его, заставляя забыть обо всем. Он идет по шелковистой траве, и лучи золотого света, пробиваясь сквозь листву деревьев, ласково скользят по его щекам. Он идет долго, и Хисиэ, будучи невидимой для него, идет следует за ним. Феанор останавливается, опускается на манящий изумрудный ковер. Майэ все свою силу вкладывает в видение. И Феанор перестает ощущать себя. Сейчас над ним только бездонно-синее небо, и руки, женские руки укачивают бережно, тихо напевая...
У майэ перед глазами пляшут темные круги. Никогда она не вкладывала столько силы в видение. Но на этот раз ей удалось превзойти саму себя, соткав видение-воспоминание. Бессильно опустились руки, и теперь она просто ждет, когда Феанор проснется.

Филит видит, как туман окутывает незнакомку и Феанора, бессильно распростершегося на земле. Так значит это одна из майэр Ирмо! Филит упрямо закусывает губу и решает не уходить. “Все будет хорошо”, сказала майэ - но Филит видела ужас в глазах Феанора, и она многое бы отдала, чтобы тот никогда больше не испытывал ничего подобного. "Я не знаю, правильно ли я поступаю, но я не уйду" - думает Филит.

Далеко не сразу Феанор приходит в себя. Какое-то время он просто лежит с закрытими глазами, чувствуя мягкость травы, теплую силу земли, ласковое касание ветра. Потом приходит ощущение чужого присутствия.
Феанор открывает глаза и одновременно рывком поднимается. Его движение настолько
стремительно и неожиданно для Хисиэ, что серебристый покров, окутавший их, вновь оказывается разорванным.
Феанор оглядывается, видит обеих девушек, и медленно переводя взгляд с растерянной Хисиэ на испуганную Филит, вдруг начинает искренне смеяться. Слишком странную картину они втроем сейчас представляют, если глянуть со стороны. Хорошо, что смотреть некому...

Глядя на смеющегося государя, Филит нерешительно улыбается ему в ответ. Потом переводит взгляд на майэ и слегка наклонив голову к плечу внимательно изучает ее. Затем, что-то решив про себя, повторяет вопрос
- кто ты? -и добавляет- Я - Филит, дочь Суринвэ.

Глядя на хохочушего Феанора, Хисиэ начинает смеяться сама. Правда, ей приходится прилагать некоторые усилия, чтобы скрыть неимоверную усталость. Взглянув на Филит, отвечает
- Я - Хисиэ, майэ Ирмо.
И, чуть помедлив, мысленно обращается к Феанору
"Я понимаю, сейчас не самое подходящее время для разговора. Прости. Но нам нужно поговорить. Я прошу тебя..."

Филит пожимает плечами и вопросительно посмотрев на Феанора, встает, отряхивая платье.

Феанор (безмолвно ответив Хисиэ "Да", подходит к Филит, гладит ее по голове, говорит, глядя в глаза).Не волнуйся, малышка. Всё уже в порядке. Веришь мне?

Филит (кивает).Я верю тебе, государь.

Феанор (к Филит). Сейчас я должен уйти. Когда понадоблюсь - позови. Я объяснял тебе. А сейчас - прощай. (Поворачивается к Хисиэ). Добро пожаловать в Тирион, майэ Лориэна. Если хочешь, мы можем поговорить у меня. Там нас никто не потревожит.

Хисиэ (невольно улыбается, глядя на Феанора и Филит. Услышав его слова, обращенные к ней, наклоняет голову в знак признательности). Конечно.

Кивнув на прощание Филит, идет с Хисиэ вверх по Террасе Фонтанов; поднявшись в город, они проходят несколько поворотов и оказываеются перед мастерской Феанора. Проводя пальцами по кованому рисунку дверей, Феанор спрашивает Хисиэ
-Ты сейчас слышишь Маглора?

Услышав вопрос Феанора, майэ несколько растерялась. Затем она пытается дотянуться до него мыслью. "Любимый мой... Мы с твоим отцом у него в мастерской..."
- Я сказала ему, где мы сейчас, - отвечает она Феанору. - Я слышу его. Думаю, что он меня - тоже.

Феанор (распахивая двери). Хорошо. Пусть знает, что всё в порядке. Мне сейчас дотянуться до него будет... сложновато. (После паузы). Прошу.

Пропустив Хисиэ вперед, Феанор быстро проходит в кабинет, пока она осматривается в полумраке мастерской. Феанор зажигает светильники на рабочем столе, жестом приглашает Хисиэ войти в кабинет, а сам, слишком измотаный, чтобы закрывать двери усилием воли, проходит к выходу и закрывает их руками.
После чего входит в кабинет, прислоняется к стене и глядя на Хисиэ в упор, говорит
-Я слушаю тебя.

Хисиэ несколько мгновений молчит. По дороге она столько раз предсталяла себе, как она начет этот разговор, но сейчас она слишком измождена, и поэтому сразу начинает с главного
Хисиэ. Феанор, я люблю твоего сына... И он меня. Но ты... Ты ведь не испытываешь ко мне... теплых чувств. Но я не хотела бы стать причиной твоей ссоры с ним. (Смотрит ему прямо в глаза). Феанор, если есть хотя бы малейшая опасность этого, я... я найду в себе силы уйти. Я не хочу стоять между вами.
Голос майэ вздрагивает. При этих словах в ее душе невольно поднимается ужас, и она даже не успевает закрыть мысли от Феанора... К горлу подкатывает ком, и она умолкает.

Феанор (складывая на груди руки, с обычной усмешкой). А я думал, ты мудрее... Ты же обращалась сейчас к Маглору, ты могла узнать у него, что я уже дал свое согласие на ваш брак. Вот и всё... (несколько раз проходится по кабинету, потом садится, хотя Хисиэ продолжает стоять). А что до моих чувств к тебе... Ты ошибаешься, дева Лориэна. Возможно, это к лучшему. (Оба некоторое время молчат). Вот видишь, теперь пришло время мне рассеять твои тревоги. Еще что-нибудь я могу сделать для тебя?

Эру Милостивый, как же много сил она потеряла! мысли ее словно в туманной дымке, и она слышит слова Феанора словно издалека. И в этот миг приходит осознание смысла его слов. Хисиэ вздрагивает. С души словно неимоверная тяжесть упала. И поднимается золотистая волна счастья. Значит, все ее тревоги напрастны!.. Глядя на Феанора сияющими глазами, она отрицательно качает головой в ответ на его вопрос.
- Тогда... тогда я пойду? Маглор, наверное, скоро приедет. Я встречу его.

Феанор снова усмехается растерянная и счастливая Хисиэ сейчас донельзя напоминает ему Филит. Он улыбается майэ, ловя себя на мысли, что совершенно не представляет, как ему сейчас с ней себя держать он привык испытывать перед Айнурами благоговейное почтение, но относиться так к невесте сына?!

Феанор (вставая). Что ж, иди. Передай Маглору, что всё в порядке. Он найдет меня или здесь, или во дворце. Впрочем... теперь он меня сумеет найти где угодно. (Идет к дверям, снимает заклятие и открывает их)

Хисиэ задумывается, наконец, а как ей вести себя с Феанором? Она - майэ, он - нолдо, но ведь он - отец ее любимого. И звонко смеется забавное она, должно быть, зрелище она представляет для Феанора. И весело тряхнув головой, думает "Ну и пусть. Какое это уже имеет значение?". Главное - они с Маглором будем вместе. Одарив Феанора счастливой улыбкой, она подходит к дверям, наклоняет голову и, выпорхнув из мастерской, летящей походкой направляется к вратам Тириона.

Оставшись один, Феанор запирает дверь, возвращается в кабинет и тяжело опускается в кресло.
Хисиэ... Думал ли он тогда, что всё так может обернуться? Маглор говорил ему о грезе как о ране, но подозревает ли его сын, какой раной стала Хисиэ для отца?!
"Нет, - отвечает Феанор сам себе. - Маглор этого не знает и не узнает!"
Более того - та Хисиэ, Хисиэ-греза, перед которой он так доверчиво и опрометчиво обнажил душу, и эта испуганная девушка - да разве можно поверить, что эти две - одно?!
"Это действительно была греза. Она растаяла и осталась раной. И вот реальность. И от встречи с ней рана не саднит. Не этой девочке я доверил то, что доверить мог только Валатариэ..."

* * *

Медленно ведя в поводу коня, Маэдрос идет по Городу, обуреваемый противоречивыми чувствами. Он не знает, зачем он опять здесь... Или знает? В его памяти опять возник тот час...

...Волшебство часа сумерек окрасило воды горного озера в золотые и серебряные краски. Краски памяти... Маэдрос сидел на берегу, ловя взглядом отражения звезд в слегка подернутой рябью воде. Он уже долго сидел так, недвижимо и неслышно.
Последний золотой луч блескнул на воде прежде, чем исчезнуть. Вдруг вздрогнув, Маэдрос поднял голову.
- Да, - чуть слышно самому себе сказал он. Он увидел то, что хотел. Он усмехнулся грустно, набрал в ладони прохладной озерной воды и опрокинул их себе на лицо. Затем встал и легким шагом направился к темнеющему на юге перевалу.
В его памяти промелькнула бешенная скачка, стелящиеся под ноги листья на дороге, мелькающие рядом просветы в лесу. Да, у него была только одна дорога.
Всполохом мимо пролетели холмы в предверии Города...
Ему казалось, что он уже говорит отцу... Все. Просит простить его, слышит еще неизвестные, но несомненно единственно правильные слова в ответ...
Лишь когда - миг! - и остались позади городские ворота, он замедлил скачку. Через некоторое время он остановился и спешился. Постояв немного, он побрел по едва заметно поднимающейся вверх дороге...

Вдруг момент Маэдрос останавливается. В причудливо сплетающихся тенях Города он видит знакомую дверь - и он понимает, что, не вполне осознавая это, он шел именно сюда. Он стоит так какое-то время, но порыв ветра приводит его в чувство. Маэдрос направляется было к этой двери, но по пути замирает - и почти даже разворачивается. Что он скажет отцу - сейчас?
На улице царит тишина. Из мастерской не доносится ни звука, но он знает, что отец там. Маэдросу не надо смотреть на коня. Спустя миг тот оставляет нолдора в одиночестве.

Оставшись один, Феанор позволяет себе немного отдохнуть - право же, после столь бурных событий есть повод для отдыха. Мысли его возвращаются к камню, сделанному здесь недавно, камню, который всё это время был с ним. Феанор достает его из-за пояса и долго смотрит на свою юную мать...
Чем дольше Феанор смотрит на Мириэль, тем четче в его сознании встает понимание произошедшего сегодня. Государь нолдор осознает, что он сделал. Он оказался сильнее майэ она замкнула круг, а он его разорвал. И потом он закрылся от нее так, что она не смогла проникнуть за его круг.
"Мама... - шепчет Феанор. - Мама, так ты знала?!"
Взволнованный, Феанор принимается ходить по кабинету. Подойдя к изображению Тельпериона, проводит рукой рядом с ним - и в ответ древо начинает неярко светиться.
"А что если?! - мелькает вдруг мысль, - а что если другие мастера не могут создать того, что легко делаю я?! Надо спросить у отца - способен ли он создать камень, в котором можно увидеть былое. Или?!..."
Смятение в душе нарастает. Феанор убирает камень за пояс, проходит в кузню, разжигает горн, потом, передумав, наливает масла в большую каменную чашу, бросает туда небольшой фитиль, проведя над ней рукой, заставляет фитиль вспыхнуть, но не ослабляет поток воли, так что скоро загорается не только фитиль, но и масло. Пока чаша не раскалилась, Феанор относит ее к одному из рабочих столов, садится рядом и задумчиво играет пальцами с высокими, в пядь, языками пламени. Это успокаивает, но немного.

Карантир, уже не пытаясь услышать Маглора, в задумчивости идет через Тирион. Мысли нолдора сейчас равно далеки и от работы и от окружающей его красоты Города. Не следя за дорогой и не замечая никого вокруг, Карантир вдруг оказывается перед знакомыми дверьми, попасть за узорчатые створки которых - заветная мечта всех нолдорских мастеров. По-прежнему не замечая ничего вокруг, Карантир открывает их, входит внутрь... и наконец, запоздало спохватившись, почтительно застывает на пороге.

Яркий Свет Тельпериона высвечивает тонущий до того в рдяном сумраке покой. Феанор, сидевший спиной к входу, видит это, вскакивает застыв в изумлении, смотрит на Карантира, потеряв дар речи.

Карантир, толком не понимая, что произошло, по-прежнему стоит у входа. Голова его почтительно опущена, и лица Феанора он не видит.

Феанор (хмурясь, еще в шоке). Я - что - забыл запереть дверь?

Карантир (недоуменно). Н-не знаю.

Феанор (в два шага подлетая к нему). То есть?! Ты не заметил дверей? (Бросает на них беглый взгляд, проверяя, что сталось с запирающим заклятием. Глаза Феанора расширяются, в них смесь гнева и восторга). Ты смог открыть эти двери и не заметил этого?!

Карантир (так же). Не заметил.

Феанор (с шумом выдыхая воздух). Та-а-ак...

Карантир, коротко взглянув на Феанора, поворачивается к дверям. Застыв перед ними, он пытается понять причину изумления Феанора. Наконец, уже поняв, но еще не до конца осознав происшедшее, он отходит в сторону.

Феанор, шумно дыша, проходится по кузне, потом с размаху садится к столу, где горит чаша, непроизвольно берется за нее, уже раскаленную, обжигается, отдергивает руку и со всё той же смесью гнева и восторга спрашивает:
- Ты что себе позволяешь?!

Карантир, медленно приблизившись к Феанору, и не дойдя всего несколько шагов, останавливается. Он уже знает что произошло только что, и теперь стремиться понять, как это у него получилось. Осознав неуместность такого вопроса, и потому не желая, чтобы отец прочел это в его глазах, Карантир низко склоняет перед ним голову.

Феанор (глядя мимо сына, продолжает играть пальцами с пламенем; вопрос задает тоже словно в пространство). Ну а теперь ты что глаза прячешь? Вломился сквозь запертую дверь, а теперь...

Карантир (по-прежнему склонив голову). Но... Но я и впрямь не заметил, отец.

Феанор (как раньше). Я понял это. Ты просто снял мое заклятье. Мимоходом. Неплохо для начала... И зачем я тебе так срочно понадобился?

Карантир (еще ниже склонив голову). Я... Ну... Ну в общем я не понимал, куда шел.

Феанор (встает, берет Карантира за подбородок, запрокидывает ему голову вверх и смотрит в глаза). Карантир, огнем гори твое фальшивое смирение! Ты можешь хоть раз в жизни быть со мной откровенен?!

Карантир (пристально глядя на Феанора). Но я и впрямь не знаю, как это получилось, отец. Я просто вошел. Я задумался и не заметил запирающее заклятие.

Феанор (отпустив подбородок сына, отходит к столу, глядя на пламя в чаше). Я не об этом спрашиваю...

Карантир (следя взглядом за действиями Феанора). А о чем, отец.

Феанор (играя с пламенем и не глядя на сына, говорит словно не ему). Похоже, мы оба можем существовать только в работе. Когда мы творим, мы открыты друг другу, мы искренны и не стыдимся быть такими. Но стоит работе закончиться, как ты замыкаешься в себе... да и я тоже. (После паузы). Ну хорошо, я сам за тебя скажу, что ты пришел потому, что почувствовал, насколько мне сейчас... так скажем, не по себе.

Карантир (задумчиво). Ноги сами принесли меня сюда. Но до того я пытался найти Маглора, считая, что ему нужна моя помощь. Я стремился помочь ему, но оказался здесь... Я... не вовремя, отец?

Феанор (как раньше). Напротив... (молчит, пытаясь понять, стоит ли рассказывать сыну о произошедшем; точнее, ища и не находя в себе силы это рассказать).

Карантир внимательно смотрит на Феанора. В глазах нолдора читается вопрос.

Феанор безмолвно играет пальцами с пламенем...

Карантир, по-прежнему молча, наблюдает за пламенем. Язычки огня, то ярко вспыхивая, то померкнув, обнимают пальцы Феанора подобно ладоням ребенка. Неяркий и ласковый свет кажется третьим участником этого странного разговора, успокаивая и вместе с тем придавая силы обоим нолдорам.

Феанор продолжает играть с пламенем, твердо решив для себя, что если Карантир не заговорит о том, что привело его сейчас сквозь запертую дверь, то и сам он ничего сыну не скажет. Возможно, так будет легче обоим...

Карантир (тихо). Ты не знаешь, что с Маглором, отец? Я так и не смог найти его. Он в Тирионе? Вы с Келегормом видели его?

Феанор (с горькой усмешкой). Ты пришел ко мне, чтобы спросить о Маглоре?

Карантир (не отрывая взгляда от пламени). Нет, отец. Я... я хочу понять, как ты сотворил тот Камень. Камень, который способен показать прошлое. Только ты смог создать такое. Только ты сможешь помочь мне понять... Но...(запнувшись) но это еще не все, отец... Я никогда не видел тебя таким... Что произошло? Что происходит в Благословенном Крае? Я хочу понять, отец. И в этом мне никто кроме тебя не поможет.

Феанор (оборачивается, щурится, спрашивает резко, но без гнева). Каким "таким"? Каким ты видишь меня, Карантир?

Карантир (задумчиво). Мне трудно объяснить это, отец. Ты изменился. Прости, отец, я, наверное, неправ... я, скорее всего, ошибаюсь, но ты все чаще живешь не будущим, а прошлым. И этот Камень...

Феанор (не выдержав; на крике). Прошлым, будущим... А то, что я оказался сильнее майэ, что мне с этим делать?!

Карантир (изумленно). Сильнее майэ? Какой майэ? Отец, что произошло?

Феанор (глухо). А вот смотри...
Он раскрывает свои воспоминания перед сыном, и тот видит, как перед Феанором возникает незнакомая майэ в серебристом сиянии, как это сияние окружает их обоих, но вдруг его буквально разрывает изнутри алый пламень, и миг спустя этот пламень вибрирует вокруг одного Феанора. Карантир буквально ощущает на себе жар этого пламени, жар, не похожий на тот, что идет от кузнечного горна.

Карантир (тихо). Кто она?..

Феанор (с усмешкой). Ну, она почти невеста Маглора, если тебя это интересует. Или, если угодно, она ученица Ирмо.

Карантир. Невеста Маглора? Ученица Ирмо? Майэ?..

Феанор. И то, и другое, и третье (вздохнув). И четвертое тоже...

Карантир (не понимая). Что четвертое, отец?

Феанор (сцепляет пальцы и насколько раз с хрустом разминает их). Да есть и четвертое... (вздыхает, молчит, потом меняет тон). Ладно. Надо идти их встречать, обсуждать с Королем вопрос о помолвке... Шутка ли - всех Валар звать на свадьбу придется. Да и на помолвку - хотя бы нескольких. Валатариэ Ниэнну... (снова умолкает и опускает взгляд, представив появление Ниэнны в Тирионе).

Карантир (после паузы, удивленно). Валатариэ?

Феанор (с вечной усмешкой). А что тебя удивляет? Как я ее назвал или ее участие в судьбе Маглора?

Карантир (спокойно). И то и другое. Но первое - больше.

Феанор. Карантир, а ты уверен, что я буду тебе отвечать на этот вопрос? И больше того ты уверен, что тебе нужно знать ответ?

Карантир (глядя Феанору в глаза, тихо). Я не вправе рассчитывать на твой ответ, я почти уверен в том, что ты не ответишь... (после паузы, спокойно). Но в том, что мне это нужно ты можешь не сомневаться. Отец, я не зря говорил о том, что хочу знать, что происходит. Мир вокруг изменился, да что там, он постоянно меняется, и я стремлюсь понять, что происходит. (Помолчав). Я не думаю, что тебе нужна моя помощь, ты слишком силен для этого, но все же... Прошу тебя, отец, расскажи...

Феанор (опуская глаза). Силен... Поневоле будешь сильным, если мать мертва, а у отца другая жена... И Индис видит во мне Мириэль. И мечтает изгнать - не из Тириона, а из сердца Короля. Нет (вскидывает голову), не подумай, она никогда не сделает и шага к осуществлению этой мечты! Она добра и благородна, но, к несчастью, я вижу, как страстно она этого желает. Быть может, ей удается скрывать это желание от себя самой, ей безусловно удается скрывать это от Короля, но я-то вижу... (После паузы). И всегда видел... Когда был мальчишкой, моложе, чем сейчас Куруфин, видел гораздо ярче. Или она тогда желала гораздо сильнее?.. Короче, плохо мне было тогда, Карантир. Очень. Мне и сейчас-то... (усмехается), а тогда - хоть самому в Мандос идти. К матери. Навсегда. Вот тогда и вынесло меня на Западный Берег. К Валатариэ. На до-о-олгие годы... (Сменив тон, твердо, но без нажима). Имей в виду, Король об этом не знает. Догадывается - возможно, но я ему не говорил. (Опять вздыхает). Думаю, ему еще хуже, чем мне...

Карантир (спокойно). Мне кажется, я начал понимать. Понимать не только тебя, вас всех. Даже Индис. Не мне предлагать тебе свою помощь, да я и не знаю, чем могу помочь, но... Отец, я прошу тебя, если я когда-нибудь понадоблюсь тебе, не скрывай этого... А Королю и впрямь не стоит рассказывать. Такое знание причинит ему только лишнюю боль, помочь же он вряд ли сможет. Отец, ты говоришь, что Королю, возможно, хуже, чем тебе. Ему может кто-нибудь помочь? Чем?

Феанор (спокойно). Я. Своим отсутствием.

Карантир (осознав). Или Индис. Своим.

Феанор. Это невозможно. Он связан долгом перед младшими сыновьями. Да и дочерьми. Присутствие Индис уже ничего не меняет.

Карантир (тихо). От твоего отсутствия Королю легче не станет. Твой отъезд лишь подтвердит его догадки, и даст понять насколько все неблагополучно в его доме. (Поймав взгляд Феанора). Ты не можешь оставить его, отец. Ты его сын. Король любит тебя. Твой отъезд станет для него тяжелым ударом.

Феанор (грустно улыбаясь). Ты ошибаешься. Или не понимаешь меня. Я не говорю об отъезде навсегда. Просто... уезжать надолго, и возвращаться так, что меня поменьше видели. Или наоборот возвращаться на всеобщие празднества. Это действительно легче. Всем.

Карантир. Всем ли? Я знаю, тебе легко будет найти причину для отсутствия в Тирионе, да и в Форменосе дела хватит на многие годы, но... Ты думаешь, Король не поймет, в чем дело, даже если речь будет идти лишь о временном отсутствии?

Феанор (вздохнув). Король всё отлично понимает. Но (усмехается) он же не может сам предложить мне этот выход. Не может. Значит, до этого должен был додуматься я. И ты правильно упомянул Форменос. Раз я задумал там строительство... н-да, у Индис будет настоящий праздник, когда она об этом узнает! Это именно многие годы. И никто не сможет при этом сказать, что Феанор вынужден избегать отца.

Карантир (кивая в подтверждение слов отца). Никто. В Тирионе только и слышно будет, что Феанор стремится сделать Форменос прекраснее Валмара, и потому в стремлении своем не ведает покоя... Когда едем, отец?

Феанор (усмехаясь). Ну уж во всяком случае после помолвки. Это будет... (снова усмехается) дело много утомительнее работы в шахтах. Н-да, я с трудом представляю себе, как Турнир, а не Таро будет приглашать Валар... Но - приглашает же отец жениха. Совершенно невероятная ситуация! Как, впрочем, вся эта история с Хисиэ...
Готовься, Карантир. Мы с тобой не любители пышных приемов, но в ближайшее время их придется натерпеться на тысячу лет вперед.

Карантир (вздыхая). Главное, чтобы Маглор был счастлив. Потерплю... (задумчиво). Пора подумать о подарках им... И кажется, я догадываюсь, что это будет... Отец, я могу увидеть невесту Маглора до помолвки?

Феанор (против воли цедит сквозь зубы). Скоро насмотришься...

Карантир некоторое время удивленно смотрит на отца, потом, словно вспомнив что-то, кивает.

Феанор (кладя руку ему на плечо).Ладно. Мы с тобой сегодня говорили о стольком, что, боюсь, у тебя голова кругом идет. Пойдем, мальчик мой. Маглор наверняка уже в Тирионе. Вот и полюбуешься на его невесту (усмехаясь) И сразу говорю не спрашивай, за что я не люблю ее. Не отвечу.

20. Карантир (мысленно, самому себе). А ты сам это знаешь?

Феанор гасит огонь в чаше и в горне, но оставляет гореть маленький светильник в кабинете - и непохоже, что он забыл о нем. Потом идет к дверям, снимает заклятие и распахивает их. Он напряжен, хотя довольно успешно это скрывает.
Карантир, отставая на полшага, идет к выходу вслед за отцом.

Увидев входящего в мастерскую Карантира, уже было решившийся Маэдрос опять остановился, и который уже раз проклял себя за нерешительность. Затем его поразило подозрение о том, что на его глазах, вероятно, произошло невозможное... Резкое, уже почти было забытое ощущение гнева, горечи и раскаяния одновременно охватило его.
Внезапно он понял, что слышит в отдалении голоса. Сердце его забилось сильнее и резче. Что ж, значит, так тому и быть...
Однако все же показалось. Голоса доносились из мастерской. Маэдрос встает...
Дверь в мастерскую внезапно открывается. Маэдрос берет себя в руки и коротко кланяется Феанору.
Маэдрос. Отец...

Феанор (изумленно). Маэдрос?! Ты здесь откуда?!

Карантир, увидев Маэдроса на пороге кузни отца, почтительно кланяется старшему брату.
Увидев брата, Маэдрос улыбается и отвечает на приветствие. Но сейчас все это проходит несколько в стороне от его сознания.

Маэдрос (сдержанно). Я? Я просто... Я искал тебя, отец. Я должен тебе сказать... (Он замолкает, поняв, что так и не знает, что именно он должен сказать отцу).

Феанор (бесстратно). В чем дело?

Слова отца несколько поражают Маэдроса. Ему почему-то казалось, что тот все должен уже знать... Неосознанно он полагал, что ему достаточно будет сказать лишь слово... Но слова Феанора вернули его к действительности.

Маэдрос (отрешенно). Отец, я сильно обидел Маглора...

Феанор тяжко вздыхает, закрывает глаза, приваливается к стене.

Феанор (после некоторого молчания). Давно?

Маэдрос. Не очень... И, отец... Прости меня. Умоляю, не спрашивай, за что - просто, прости...

Феанор, покусывая губу, молчит.

Маэдрос стоит какое-то время, неотрывно смотря на отца.

Маэдрос (чувствуя, что пауза затянулась, тихо). Я не должен был судить о твоих поступках...

Феанор (горько, с невероятной усталостью в голосе). Маэдрос, скажи мне одно мне придется вас мирить или есть надежда, что Маглор не держит на тебя обиды?

Маэдрос (тихо, с поблекшим взглядом). Не знаю...

Карантир молча стоит чуть в стороне. Лицо его задумчиво, и неясно, слышит ли он разговор отца и брата.

Феанор (качая головой). Тогда рассказывай.

Не здесь, не сейчас, нет так... Маэдрос бросает взгляд на брата, молча стоящего в стороне, на мастерскую, на сады внизу... Хорошо. Он не сможет сказать всего. Но отец должен понять.
Маэдрос. Я не поверил ему. Мне казалось, что он опять решил использовать свою силу... (усмехается). На тебе.

Феанор (хмурясь). О какой силе ты говоришь?

Маэдрос. О его песнях.

Феанор. Ты говоришь: опять использовать? Когда же был предыдущий раз?

Карантир (Феанору, мысленно). Батюшка, если этот разговор не предназначен для посторонних, то я могу уйти или подождать его окончания где-нибудь неподалеку.

Феанор (Карантиру, мысленно). Он не предназначен для посторонних. Именно поэтому останься.

Карантир (Феанору, мысленно). Отец, я наверное суюсь не в свое дело, но все же... Что произошло? О чем говорит Маэдрос? Мне кажется, или он считает, что ты прекрасно знаешь то, о чем он рассказал?

Феанор (Карантиру, мысленно). Потом, мальчик мой, потом... Просто побудь здесь...

Он дает Карантиру почувствовать, до какой степени ему тяжело слышать то, о чем говорит ему сейчас Маэдрос.

Почувствовав насколько отцу сейчас не по себе, Карантир старается незаметно, одними лишь эмоциями, поддержать его. Ожидая ответа Маэдроса с едва ли меньшим напряжением, чем ждет его Феанор, Карантир тем не менее изо всех сил старается помочь отцу и брату. Нолдор чувствует, что если разговор этих двоих станет хоть немного напряженнее - произойдет непоправимое.
Но внешне сын Феанора остается спокоен. Лишь обычная для него замкнутая задумчивость слегка изменяется. Но до этой ли перемены двоим стоящим друг напротив друга в ожидании и печали?

Маэдрос. Куруфин... Он все еще не покинул мастерской...

Феанор (сурово). Маэдрос, односложные ответы не имеют смысла. Я жду.

Маэдрос (с недоумением смотрит на отца. Слегка запнувшись, он медленно отвечает). Маглор на моих глазах заморочил Куруфина... Тот до сих пор не выходит из мастерской, ища воплощение своего замысла. Брата. Это поразило меня. (Какое-то мгновение он собирается, но все же произносит). Отец, ты разве... (Недосказанное рвется на поверхность в безмолвном вопросе: "Ты знаешь! Почему ты спрашиваешь? Неужели я перестаю понимать - и тебя?").

Феанор (качая головой, хмуро; он слышал последние мысли сына). Я не знал. Но ты - действительно перестаешь понимать. Маглор получил мой браслет за то, что пришел на помощь, когда... Впрочем, не важно. Вернее, важно другое: мне тогда пришел на помощь только Маглор. И сейчас - ты виновен перед ним. А значит - передо мной. Моли Эру, чтобы Маглор простил тебя!

Маэдрос. Конечно, отец... Я знаю это.

Феанор (сдержанно). Тогда довольно разговоров. Маглор сейчас здесь. Найди возможность поговорить с ним.

Маэдрос. Да, отец.