Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Круг Судеб

В ролях
Манвэ, Ирмо - Дэль
Варда - Ломэллин
Ниэнна, Оромэ - Альвдис
Намо - Тэсса
Ауле, Ульмо - Волчонок

Ирмо сидит на пригорке неподалеку от Тельпериона – серебряный свет убывает, небольшая часть его осталась меж ладонями Ирмо, который рассеянно лепит из света – под его руками медленно возникает серебристая лилия.
Ирмо размышляет о том, что случилось в Лориэне, и безрадостны его мысли, и главная среди них, острая, пронзительно тревожная проста “Деяния вызывают невозможные ответы”…
Боль для Беспечальной Земли - всё равно что открытая рана, и эту рану вдруг затягивает серовато-синий сумрак, и Ирмо чувствует, что ему становится спокойнее, легче, хотя горькие мысли и не уходят.
Ирмо поднимается, оборачивается
-Ниэнна...
Валиэ Скорби, облаченная в темные синие одежды, стоит перед ним. Ветер поднимает ее пепельные волосы, и они развеваются, словно крыло. Ее глаза смотрят в душу, и - сквозь душу, они видят всю боль этого мира, и часть этой боли - тревогу Ирмо.

Ниэнна (негромко). Я знаю. В твоих словах была любовь и печаль, а им они стали черным ужасом. Это страшнее, чем непонимание. Это - Искажение. (В пространство). Манвэ, брат мой! Вы, Владыки Арды! Вы слышите здесь, в Амане эльдар столкнулись с Искажением!

Вздохнул теплый ветер, и появляется Варда. В лазурном одеянии, и венец украшает ее чело. На этот раз не улыбается супруга Манвэ, и печально смотрит она на Ниэнну и Ирмо.
Варда. Итак, Искажение проникло в Аман даже, - она вздыхает, - глубже, чем мы ожидали. Сначала уход Мириэль, теперь...

Присутствующих обнял прохладный соленый ветер и за их спинами раздался низкий голос Ульмо
Ульмо. А что собственно теперь? Что случилось? Вы же радоваться за них должны - они любят друг друга!..

Варда (садится напротив Ирмо. Затем обращается к Ульмо). Сейчас речь не об их чувствах друг к другу.

Ульмо (тоже садится). Хм.. А о чем тогда?

Ниэнна (к Ульмо). Их любовь омрачена страхом. Страхом, для которого нет причины.

Неторопливо и уверенно в круг входит Ауле. Мастер, как всегда, одет в белое. Складки его одежд не струятся как у Ульмо, и не трепещут как у Варды. Словно хребты гор, ниспадают они неподвижно. Весь облик Валара дышит силой и покоем. Даже то, ради чего собрался Круг, не может поколебать его величавой уверенности. Он не торопится.

Одновременно с Мастером в Круг входит Охотник. Он тоже нетороплив, но чувствуется, что за его неспешностью скрывается стремительность. Он одет в желто-коричневую замшу, на поясе - рог, и кажется, что он излучает золотой свет, но не величавый Свет Лаурелина, а свет своих ЛЕсов, подобных осенним лесам Эндорэ. С Оромэ в Круг входит Эндорэ - смертный мир, живущий почти без заботы Валар.

Варда (Ниэнне, не сводя глаз с Ирмо). Так ли это?

Ниэнна медленно кивает Варде

Ульмо (сочувственно усмехается). Напугали детей. Вы-то их хоть в покое оставьте. А это... говорил же я - от Искажений ни за какими Пелорами не скроешься.

Варда (спокойно). Да, ты прав. Но мы не можем сидеть сложа руки. Мы должны решить, что делать.

Оромэ (решительно). Я говорил то же самое! Нельзя отгораживаться от мира, нельзя искать покоя для себя! Вот он - тот покой, которого мы искали, - Искажение, здесь, в Благом Краю!

Ауле. С чего вы взяли, что эта любовь - Искажение? Охотник, разве мы искали покоя для себя? Мы стремились лишь уберечь Эльдар, столь хрупких и беззащитных перед лицом Врага. Они многое получили здесь и многому научились. Да я сам учу их мастерству. Именно здесь, в Благославенном Крае, где мы оберегаем их, Эльдар обрели свое счастье. Мы дали красоту этого края ваниар, наше мастерство - нолдор и песни моря - тэлери. Они счастливы здесь. И если Искажение неизбежно, то здесь его много меньше, чем в Эндорэ.

Варда. Мы не о том сейчас говорим. И Искажение - не их любовь, а их ужас, который испытали они. И тем важнее сейчас решить, что делать, потому как речь идет еще и об одной из майэр.

Оромэ (вскинув голову). Искажение - это раны, нанесенные миру. Говорить о том, что здесь этих ран меньше, - не говорить ничего. Любовь прекрасна, и я счастлив за влюбленных. Но то, что отравило счастье этой любви, - вот о чем надо тревожиться. И это произшло на той самой поляне, где ушла Мириэль. Случайность? Не верю!
Все мы знаем, что смерть Мириэли была чудовищным нарушением наших замыслов. Все мы знаем, что мы создавали Аман как землю без смерти. И - едва эльдар пришли сюда, как - сразу же! - Мириэль умерла. Вам было этого мало?! Теперь - еще. На той же самой поляне.

Ауле (спокойно). Да, на этой поляне ушла Мириэль. Но там же родилась их любовь. Мириэль... Это был ее выбор. Что же до ран мира... Ты не прав, полагая, что нам они безразличны. Они тревожат и причиняют боль всем нам, ведь мы-- Стихии Арды.

В Кругу Совета появляется Манвэ, в лазурном одеянии он глядит сосредоточенно и печально. В спокойствии его нет незыблемости Аулэ - это скорее гармония безветренного утра. В безмолвии Вала проходит мимо Оромэ, к Ирмо.

Ирмо (подымает голову, смотрит в глаза Манвэ и произносит горестно). Да.

Ниэнна подходит к Ирмо, становясь за его спиной и помогая ему спокойнее перенести то, что на него обрушилось.

Ирмо (произносит без выражения). Все же есть надежда... Она просила меня о защите, значит...(Ирмо медленно опускает голову - и словно бы делается темнее).

Манвэ (медленно качает головой). Поздно.

Ниэнна (легко гладит Ирмо по голове, и темнота исчезает). Любовь и надежда - это единственная защита от Искажения. Защита всего Эа. И нас.

Манвэ (к Ниэнне). Утишить скорбь недостаточно. Искажение властно над любовью и надеждой. Ты же видела, сестра...

Ниэнна (к Манвэ). Нет. Именно любовь защитила их от Искажения. Взгляни, что сейчас происходит в Лориэне.

Ирмо (к Ниэнне, горестно). И ты это называешь защитой?

Ниэнна (к Ирмо). Да. Если бы они испугались - не твоих слов, а того, что там почудилось им, они бы были стократ несчастнее, чем теперь могут быть. Я знаю, о чем ты тревожишься. Я знаю, что эта любовь может принести им много горестного. Я знаю, что Маглор не может остаться в Лориэне навеки, а для Хисиэ его уход будет мучителен. Но я знаю и другое - сколько подлинной целящей силы, способной одолеть Искажение, принесет в мир эта любовь. И уже сейчас принесла.

Ирмо (к Ниэнне). Ниэнна, как хотел бы я тебе поверить!

Ниэнна молча оставляет свою руку лежать у него на голове.

Намо появляется в Круге Судеб позже всех. Он молча обводит Валар холодными серыми глазами. Темно-серые одежды его ниспадают до самой земли прямыми складками. Ни слова не говоря, Намо проходит и садится на свое место.

Варда (к Манвэ). Тогда мы не смогли ничего. Неужели не сможем и сейчас?

Манвэ (обращается к Варде и Ниэнне, однако глядит на Ирмо). Вам кажется, что они выбрали, и что это многого важнее? (к Ирмо). А ты слишком поторопился развеять иллюзию. Разве не чарам Лориэна обязаны твои ученики любовью? Выведи их из тумана, и взгляни, много ли останется от этой страсти.

Варда (изумленно поднимает бровь). Супруг мой, от тебя ли я это слышу?

Манвэ (к Варде). Слишком много полагаются они оба на иллюзии Садов. Эльф ведь до сих пор считает ее видением, внезапно обретшим воплощение. Взгляни - оба они молят сейчас остановись, время! А ведь так говорят те лишь, кто страшится разлуки...

Варда (слова Манвэ повергают ее в задумчивость). Так что же, ты предлагаешь испытать их, чтобы убедить их самих в том, что это - иллюзия? А если ты ошибаешься?

Манвэ (к Варде). Ты всегда слышала мои слова прежде, чем я произносил их, Светлая. Ветер задувает свечу и разжигает пламя. Кто, кроме них самих, способен различить, насколько подлинно их чувство?

Ниэнна (к Манвэ). Разлука будет для них горем. Но сила их любви превозможет горе. Я это знаю.

Яванна. Силой надежды многое совершается в мире. Но если знание противоречит ей, надежда делается обманчивой. Так будет и с ними, и горько мне думать, что как бы мы ни хотели уберечь эльдар, это невозможно, доколе неистребимо Искажение.

Манвэ ( оборачивается к Намо). А ты что скажешь, Судья? Кому, как не тебе знать об Искажении.

Намо (говорит, ни к кому не обращаясь, как бы про себя). Искажение ныне часть Арды. Нам не искоренить его.

Ниэнна. Искажение невозможно истребить. Само желание истреблять есть проявление Искажения. Искажение можно лишь преодолеть. Красотой. Любовью. Надеждой.
Пойми, Ирмо, и вы, Аратары - не в нас защита эльдарам, но в них - наша защита от Искажения. Теперь - только так.

Яванна. Значит ли это, что все эльдар обречены страданию?

Ниэнна. Обречены. С Третьей Темы. Когда была предпета жизнь, была предпета и смерть

Намо (все так же глядя в пространство). Искажение проникло в мир еще во время Песни Творения, при первых же звуках Диссонанса. Арда родилась искаженной. Все последующее было и будет лишь следствием.

Манвэ. Бороться с Искажением бесполезно. Следует лишь распознавать его, и не допускать зла.

Намо (медленно кивает в знак согласия). Борьба с Искажением приведет лишь к большему злу. Искажение ныне часть Арды, и наша задача - не искоренять его, но постараться привести к гармонии с миром.

Оромэ (страстно). Бесполезно! Манвэ, о чем ты говоришь?! Я готов поверить, что мы ничего не можем сделать для этих двух детей, но говорить о том, что бесполезно делать вообще что-либо!..

Намо (поворачиваясь к Оромэ). Мы должны действовать. Но не бороться - лишь осторожно направлять развитие мира по пути наименьшего зла. Ибо не в Искажении кроется истинное зло, но в борьбе между Стихиями мира.

Оромэ (к Намо). О какой борьбе между Стихиями ты говоришь? Враг - заточен. (Пристально глядя на Намо). И я спрошу тебя, надежно ли? Почему мои ученики вдруг стали подозревать, что его сила проникает в Аман?

Намо (к Оромэ). Мелькор скован и надежно заточен в моих Чертогах. Но сила его проникла в мир много раньше, и теперь нет нужды в его присутствии, чтобы она проявляла себя. Нет смысла держать Мелькора в плену, но приговор не может быть изменен.

Манвэ (сурово). Оромэ, можно для исцеления дерева отрубить больную ветвь, но не корень... Ведь и Мелькор пел с нами. Если искажение вошло в плоть и кость Арды - осталось лишь верить, что если оно было частью единого замысла, то нам под силу окажется выяснить, где ее расположение в мире. Может статься, что Ниэнна права, и эти дети, сами не ведая, помогут нам...

Ниэнна (горько, к Манвэ). Искажение не было частью Замысла. Потому оно и - Искажение.

Намо (продолжает, обводя взглядом Валар). Нам следовало не бороться с Мелькором, а искать согласия с ним. Зло рождалось из наших споров, и мир стонал, когда Стихии сходились в битвах. Мелькор слишком много вложил в мир, и наша ошибка, что мы не смогли использовать его вклад. Его же ошибка в том, что он, увлеченный своими замыслами, забывает подчас о других и не умеет сопрягать свои действия с нашими. Но если мы не сумеем договориться, мир ждут многие беды.

Ирмо (к Намо, не без ужаса). Ты предлагаешь договариваться с ним, Судья? искать общих путей? Ты, верно, шутишь...

Ниэнна (к Ирмо, горько). Намо не шутит. Только в этом спасение Арды. Только - если не будет вражды между моими братьями. Мелькор ведь - брат мне...

Варда (смотрит на Манвэ и Ниэнну). А мы можем договориться - теперь?

Манвэ (к Варде). Я не знаю, как это возможно. слишком много горя он причинил, и дай ему волю, причинит новое.

Ниэнна. Манвэ, дело не в воле, а в воле к разрушению. Уязвляй его гордость, унижай его - и он принесет еще много, много горя миру. Намо прав - заточение Мелькора уже почти ничего не значит. Его силой пронизана Арда. И любая ненависть, даже твоя вражда с ним, брат мой, всё это лишь усиливает Искажение.

Манвэ (к Ниэнне, нахмурясь). Мелькор - брат и мне. Но дай ему волю - он уничтожит Арду, потому только, что он опьянен своей силой! Может быть, в нем слишком много света...

Намо (с горечью). Ныне договариваться уже поздно, ибо Мелькор ожесточился в сердце своем после нашего приговора. Нет для него муки страшнее, нежели бездействие, на которое мы его обрекли. Мелькор нетерпелив и деятелен, пламя его души, не находя выхода в творении, начинает сжигать его самого, и в этом он винит нас. Мы сами сотворили себе врага.

Яванна (к Намо). Если позволить ему творить, Арда погибнет. Ведь он творит Разрушение... Смерть тоже стихия.

Намо (к Яванне). Мелькор творил разрушение, борясь с нами. Он тоже по-своему любит Арду. И зло пробудилось в нем из-за разногласий с нами. Ирмо, кому, как не тебе следовало бы подумать о том, как исцелить его душу от обид и недоверия - и тогда мы, быть может, смогли бы договориться. Насилие же, которое мы свершили над ним, вызовет лишь ответное насилие и усилит зло в мире.

Яванна (отшатнувшись). И ты говоришь о насилии, Справедливый? После того, что он сделал?

Манвэ (ко всем). Я хотел бы услышать, что думает каждый из вас о случившемся в Лориэне, а также об искажении. И пусть первой говорит Варда.

Варда (сидит с полуприкрытыми глазами, на лице вдруг засияла улыбка). Прежде всего, посмотри, супруг мой, и вы, Аратар, что произошло сейчас там.

Ирмо (тоже улыбаясь). Вот видите... какое же это Искажение!

Ниэнна (тихо). Это ответ на мои слова. Я говорила вам, что в Любви - спасение от Искажения.

Манвэ (помедлив). Разве вы не видите, что они ощущают наше присутствие? Как знать, не есть ли это - вмешательство?

Ниэнна (тихо) Вмешательство настолько, насколько мы - Стихии Арды. Не более.

Оромэ (решительно, к Манвэ). Я счастлив за этих детей, но ведь их судьба была не причиной, а поводом для сбора. Мы собрались, что решить, как противостоять Искажению, которое было и осталось даже здесь, в Амане!

Манвэ (ко всем). Мне не хотелось говорить этого... так, но вышло, что эти дети могут помочь нам принять решение, о котором ты говоришь, Охотник. Если им удастся любовью своей одолеть Искажение, значит... Ниэнна права, и в это - исцеление. Скажи мне, сестра, провидишь ли ты их дальнейшую судьбу?

Ниэнна (спокойно). Нет. Их судьба - вне Предпетого, ибо их любовь оказалась способной одолеть Искажение. А само Искажение и всё, что с ним связано, - вне Предпетого. Нет, я не знаю, что их ждет. Одно могу сказать - они будут сильнее будущих утрат.

Ирмо (искренне). Я рад этому. Я люблю их обоих.

Намо (сурово). Я уже говорил вам, Валар, и скажу снова. Преодолеть Искажение можно лишь одним способом - мы должны суметь договориться с Мелькором. Зло в мире - не от него и не от нас, но от борьбы нашей. Пытаясь искоренить его силой, мы добьемся лишь нового зла.

Оромэ (с усмешкой). Ты сам говорил, с ним уже невозможно договориться! Впрочем, это было невозможно всегда. Мы пытались.

Ауле очень внимательно наблюдает за происходящим. Лицо его кажется спокойным, но кому ведомо, о чем думает один из Аратар? В его спокойствии нет отрешенности, сидящие рядом с ним чувствуют, что он, молча, тем не менее участвует в обсуждении. Но кристалл его решения еще не вырос в глубине его дум. И потому Вала Ауле внимает разговору Стихий молча.

Намо. Отказаться от попыток договориться с Мелькором, значит, обречь Арду на постоянное усиление зла в ней. Мелькор озлоблен сейчас, но не оттого, что он такой по природе, а оттого, что страдает. Обвиняя его и борясь с ним, мы загоняем его в угол, вынуждая ожесточаться. Тем самым, мы причиняем зло и Мелькору, и миру, и себе, ибо нам приходится постоянно бороться с Мелькором вместо того, чтобы мирно трудиться на благо Арды

Яванна (к Намо). Ты и правда веришь в это?

Намо. После всех наших... разногласий, нам будет очень трудно договориться. Но это единственный способ преодолеть Искажение.

Манвэ (к Намо, раздельно).Ты понимаешь, что если освободить его, он уничтожит Арду?

Намо (к Манвэ, спокойно). Уничтожением Арде грозит не Мелькор, а наш конфликт с ним. Зло не рождается само по себе - оно результат споров и взаимного ожесточения сторон. Если просто освободить Мелькора и продолжать сражаться с ним - да, он будет опасен. Если же мы сумеем преодолеть разногласия, сила Мелькора послужит на благо мира. Ибо, как я уже говорил вам, Валар, Мелькор тоже любит Арду - недаром он так много вложил в нее.

Манвэ (ко всем, сдержанно и печально). Валар, беда в том лишь, что стихия Мелькора - разрушение. Разве ты, Судья, согласился бы уничтожить свою Книгу во имя мира с нами? Или Ирмо - свои Сады? если позволить Мелькору воплотить свою силу, Арда погибнет. А между тем это - единственный способ заключить мир, ибо Намо прав - ничего другого ему не нужно. Как, впрочем, каждый из нас...

Намо (отрицательно покачав головой). Нет, Манвэ. Не разрушение. Изменение. Нам трудно ужиться с ним, но если заключить союз, возможно, он согласился бы сдерживать свою силу и направлять ее на развитие мира. Видишь ли, он ведь считает разрушителями нас. Мы мешали ему реализовать замыслы точно так же, как он мешал нам. (После паузы). Ты король, Манвэ, и я подчинюсь твоему решению. Но я провижу многие беды, если мы не сумеем поладить с Мелькором.

Ниэнна (ко всем). Постойте! Ведь, осуждая его на заточение, вы говорили о том, что он будет освобожден, если раскается!

Намо (к Ниэнне). Мелькор горд. Даже если он и сожалеет о чем-то, он никогда не раскается. Не надо уязвлять его гордость - в ответ на это он лишь ожесточится. Единственный способ добиться того, чтобы он смягчился - дать ему возможность творить и показать, что мы ценим его вклад. Добром мы добьемся большего, нежели силой.

Ауле (к Намо). Ты хочешь заставить его забыть о прошлом? О том, что происходит с ним сейчас? Ты знаешь, как это сделать? Ведь не считаешь же ты, Судья, что он забудет об этом сам?

Намо (к Ауле). Мелькора нельзя заставлять - этого он не стерпит ни от кого. Но, быть может, сердце его смягчится, если он перестанет видеть в нас врагов. Ведь он бесконечно одинок, Валар. Он вынужден постоянно бороться. Доброта же обезоружит его, растопит лед недоверия. Да, это трудно, ибо и в наших сердцах живы старые обиды. Но если мы хотим избавить мир от зла - мы должны примириться. Начать надо с себя, Валар.

Ауле (к Намо). Смягчится? Мелькор? Ты думаешь, он сможет забыть о нашей с ним борьбе? Я с трудом могу поверить в это. Даже если мы сумеем примириться с ним, едва ли это растопит льды вражды между нами.

Намо (к Ауле). Застарелая вражда преодолевается трудно. Быстро ничего не получится. Но можно попытаться медленно и осторожно, шаг за шагом, преодолеть ожесточение Мелькора. Говорю вам, он бесконечно одинок, он устал от борьбы против всех - доброта и понимание еще могут исцелить его душу. Сейчас - еще не поздно.

Ауле (к Намо). Ты говоришь, что еще не поздно. Но не поздно ли говорить о мире и союзе с побежденным?! Весь во власти своей обиды, своей боли, своего унижения, Мелькор захочет отомстить. И тогда наш союз с ним, как это уже было однажды, будет для него лишь способом добиться своей цели. Кто может знать, что в его думах?

Намо (со вздохом). Если мы хотя бы не попытаемся примириться, мира не будет точно. Если же попытаемся... как знать? Быть может, еще не поздно. Ауле, Мелькор по-разному относится к нам. Он ненавидит Тулкаса и Манвэ, и Оромэ, и нас с тобой. Но Ниэнна могла бы попробовать найти путь к его сердцу. Или Вана. Или Эстэ. С ними он не ссорился. Прояви к нему кто-нибудь доброту, искреннюю симпатию - и он потянется навстречу. Если же мы будем упорствовать во вражде, печальная судьба ожидает Арду.

Оромэ (к Манвэ, решительно). Владыка, мы забыли, о чем спорим! А между тем, мы смешиваем две вещи то, как нам быть с Мелькором, когда срок его заточения истечет, и что нам делать с Искажением сейчас. Я думаю, судьбу Мелькора и наши отношения с ним мы еще успеем обсудить. Но с Искажением мы столкнулись сейчас. Неужели нам останется только признать свое бессилие против него?!

Манвэ (к Оромэ, убежденно). Бороться с Искажением значит умножать его последствия. Как ты не понимаешь....

Ниэнна (негромко, но веско). Пока вы будете понимать борьбу с Искажением как войну - Арда будет страдать.

Намо (твердо). Мы должны договориться с Мелькором. Но делать это надо с умом.

Ниэнна (к Намо, тихо и твердо). Мы договоримся с ним. Это говорю я.

Намо (к Ниэнне, пристально глядя ей в глаза). Думаю, ты сумеешь найти путь к душе Мелькора. Ты сестра его, и он никогда не питал к тебе личной вражды. Судьба мира ныне зависит от тебя, Ниэнна.

Варда медленно кивает, соглашаясь с Намо.

Ниэнна (смотрит на Намо, но обращается ко всем). Ныне - нет. Я буду говорить с моим братом, когда истечет срок, отмеренный Кругом Судеб. А сейчас... Сейчас нас ждет более тяжкое испытание, ибо Искажение здесь, в Амане не уменьшится от нашего бездействия. И каждый из нас должен найти ответ на вопрос, что он, именно он, Арато, может сделать для того хотя бы, чтобы оно не возросло.

Варда (негромко). Супруг мой прав борьба с Искажением лишь усугубит его еще больше. Но и бездействовать мы не можем... Должен же быть какой-то выход!

Ниэнна (тихо, Варде). Ищи в своем сердце ответ. Ищи ту свою Силу, которая способна исцелить Искажение.

Варда (смотрит куда-то в сторону. Навстречу.ей дует слабый ветерок. Она вновь смотрит на Ниэнну). Думается мне, что мы - Стихии, можем лишь помочь Детям в этом. Но пока в сердцах будет жить страх и порождать отчаянье и ужас, мы ничего не сможем сделать. Мы должны помочь им обратить страх в Надежду.

Элентари сидит неподвижно. В мгновение ока она охватывает взглядом всю Арду от блистающих чертогов Валмара до самых потаенных уголков Эндорэ. Она вслушивается в мир, и беспросветное отчаяние и ужас каждого обитателя Мира сливается в единую скорбную песнь.
Руки Валиэ чуть заметно напрягаются. Она обращает помыслы к высотам небесного купола. Полыхнула ослепительная вспышка света, и воссияла лучистая звезда, и лучи ее разорвали мрак и тьму. Ее свет ворвался во все уголки Мира, и на мгновение затмил сияние Древ. И - теплым ветром, шелестом листвы, шорохом волн - протяжное эхо слов
- Отныне свет твой да будет утешением всем отчаявшимся и скорбящим, и будут лучи твои рассеивать мрак безысходности. Ты будешь освещать Путь идущим во мраке.

Намо (медленно). Мои Чертоги всегда были оплотом порядка. Едва ли я смогу что-то добавить к этому. Разве что... Сейчас, пока Мелькор находится у меня, я могу в значительной степени чувствовать его состояние, хоть и не способен проникнуть в его мысли. Я буду следить за ним еще пристальнее, хотя и нет у него возможности влиять на Арду оттуда. Но, быть может, мои наблюдения за Мелькором помогут потом Ниэнне.

Яванна. Звезда, зажженная тобой, светлая королева, не прибавит надежды - нам. А договариваться с Мелькором - безумие. Я не хотела бы видеть его сейчас среди нас, позволить ему разрешать судьбы моих детей.

Варда (Яванне, мягко). Детям свет ее нужнее. Но ты не должен так говорить какой пример мы подадим Детям, если сами утратим надежду? Что до Мелькора... (печально вздыхает и тихо продолжает)- Много бед причинил он Арде, но я была бы больше рада Мелькору-союзнику, чем Мелькору-Врагу.
Манвэ (к Варде). Мелькор не может никому быть союзником, ибо стихия его - разрушение. Он и не ищет союза.

Варда Манвэ). Скажи, супруг мой, тогда в качестве кого видишь ты Мелькора, если тебе и Ниэнне удастся договориться с ним? Да, стихия Мелькора - разрушение, но если это так, между нами не может быть договоренности. Однако, если чаяния твоей сестры сбудутся, кем тогда будет для нас Мелькор?

Манвэ (с грустью). Если уж прежде не удалось нам убедить его, то и теперь не удастся. Беда в том, что ни один из нас не смог бы пойти против своей природы. Значит, мы не вправе требовать этого и от Мелькора. Сейчас, заточенный в чертогах, он свободнее, чем был бы, свяжи мы его договором. Никто не свяжет его сильнее, чем он сам. Потому Мелькор не станет договариваться. Он крикнет в ответ "Сперва отпустите!", однако если мы последуем его просьбе, то вновь грядет война. (к Ниэнне и Намо). Допустить это невозможно. Пока мое слово что-то здесь значит, Мелькор останется заточенным в Чертогах.

Ульмо (медленно). Тогда весь этот разговор беспредметен. Я слушал вас и тщетно пытался понять, ради чего мы собрались здесь. Мы нужны Арде - наши созидающие дела и мысли, а не пустые умствования в узком кругу. (Решительно). Давайте решим этот вопрос твердо и определим раз и навсегда либо мы надеемся чего-то путного добиться от Мелькора, и потому будем с ним разговаривать, либо нет, но тогда нам надо идти в Арду и заниматься там настоящими делами.

Яванна (к Ульмо). Ты прав. Примем же решение. Я считаю этот договор невозможным. А ты сам что скажешь, Ульмо?

Ульмо (после небольшого раздумия). По мне, пусть Ниэнна попробует поговорить с ним, если ей это кажется необходимым... Не пристало нам оставлять затаенные разногласия меж Валар. В разговоре я вреда не вижу. Но не надо нам всем сидеть и надеяться, что из этого что-то выйдет. В договор я не верю - потому что Мелькор не верит в договоры как таковые. Слово его стоит немногого, даже если он самому себе кажется искренним, когда его дает. Пусть Ниэнна говорит с ним - раз у нее есть такое желание. Но мы должны в наших действиях исходить из того, что договора не будет. Я намерен идти в Арду, где у меня остались мириады неоконченных дел, и, делая их, я не буду исходить из того, что Мелькор когда-то окажется на свободе и среди нас.

Манвэ (ко всем). Хорошо. Что скажут остальные? Я прошу теперь прекратить споры.

Варда (к Манвэ и ко все). Я тоже не склонна питать иллюзии относительно Мелькора, но попробовать, тем не менее, можно. Мне видится, что наша главная задача - помочь Детям Эру бороться с Искажением и, прежде всего, с последствиями Искажения в них самих. Но вмешиваться в дела Арды непосредственно, напрямую, придти туда нам самим из Валинора... Нет.

Намо (спокойно). Тебе решать, о Манвэ. Я лишь рассказал то, что знаю и провижу. Но даже мне открыто не все будущее. И мне неведомо, удастся ли нам договориться с Мелькором. Я знаю лишь, что попытаться необходимо.

Ниэнна (горько, к Намо, потом - ко всем). Провидеть то, что связано с Мелькором, - невозможно, ибо он есть воплощенное изменение Предпетого. Да, Намо, ты прав - изменение не всегда Искажение. И прав Оромэ, говоря, что Искажение ныне отделось от самого Мелькора - он заточен и не в силах никак повлиять на судьбу Арды, а Искажение властвует в ней. Даже здесь.
Я молю вас, Владыки Арды, я молю тебя, брат мой, - не пытайтесь одолевать ИСкажение силой. Путь войны - это путь Искажения! Поймите это. Иначе... (опускает голову)
(После паузы, твердо).
А что до судьбы Мелькора, то не пристало Кругу Судеб обсуждать единожды принятое решение. Срок заточения Мелькора отмерен. Наш приговор гласит по истечении этого срока он будет освобожден, если раскается. А вот тогда с ним буду говорить я. До той поры все мы можем лишь ждать. Мудро или безумно было принятое нами решение, но оно было принято и теперь нам надлежит лишь исполнять его.

Ауле (нахмурившись). Придя снова в Арду, мы вновь сделаем ее полем битвы с Искажением, принеся туда войну. Придя в Арду вершить свои дела сами, мы дадим право Мелькору вмешаться в ее судьбу. Ничто тогда не будет сдерживать его Силу, как ничто не сдержит и нас. Великими бедствиями для Арды обернется еще одна Война Стихий.

Оромэ (щурясь). Ты прав. Но не обязательно нам приходить в Эндорэ, чтобы противостоять Искажению. Это могут сделать наши ученики. И это - мой ответ на вопрос Манвэ!

Ауле (изумленно). Ученики?!

Оромэ (решительно). Да, ученики! Те, кто стремятся и смогут продолжить наше дело! (к Манвэ). Я всё сказал, Владыка.

Манвэ. Главное сказано. Да пребудет все как было. Как должно.

Манвэ, а следом другие Валары покидают поляну.