Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Непредпетый путь

В ролях:
Маглор – Дэль
Хисиэ – Ломэллин
Ниэнна – Альвдис
Ирмо – Дэль, Ломион

 

Маглор выходит на поляну, чтобы подождать Хисиэ, и понимает, что ждать придется долго. Маглор устраивается у кроней раскидистого клена, пристраивает рядом Феалин и вынимает из-за пояса флейту. Мелодия выходит переливчатая, светло-серая, а под конец даже жалобная - сверху отзываются птицы. Бельчонок мечется где-то в кроне, стряхивая росу.
Хисиэ...
Мысль неотступно возвращается ней. Вся жизнь теперь будет пронизана серебристым этим призвуком - так по весне весь мир напоен неуловимым ароматом яблонь. Хисиэ...

Маглор (безмолвно). Таро и Мириэль - могучий клен, и тонкая ветвь плюща, обвившего его - до первого урагана...
Таро и Индис - ветер и море, солнце и песок, луч, отраженный озером - чудесное сочетание различного, несходного, изначально раздельного...
Отец и мать - мастер и творец, Лаурелин и Тельперион, заснеженные вершины и пики башен Тириона, всю жизнь - рядом, но не вместе...
А мы? Певец и греза... Гриф и струна, лист и искра, флейта и мотив, слова и мелодия...не разделить.
Навсегда. Ради тебя. С тобой. Во имя твое, единственная.

Ирмо появляется неслышно, проступая из ветвей в двух шагах, Маглор стремительно оборачивается и собирается преклонить колено, но Ирмо не позволяет ему. Лик Валы печален.

Маглор( с надеждой). Валатаро! Скажи... ты отпустишь Хисиэ со мною в Тирион? Ненадолго, мы только пройдем по городу, я покажу ей Террасы Фонтанов, лестницу, башни, сад, беседку Грез, и... (Спохватывается, что наговорил изрядно, и перебивает себя несмелым):- Можно?

Ирмо (глядя вбок протягивает руку, и белый колокольчик, покачнувшись, выбрасывает сноп ослепительных искр). Об этом ты не меня спрашивай, а ее. Хисиэ вольна идти куда хочет – просто до сих пор ей не доводилось покидать пределы Лесов.

Маглор (радостно). Спасибо тебе! Мы ненадолго, правда. Как раз почти все сейчас в городе - Таро, отец, братья...

Ирмо (внимательно смотрит на Маглора и качает головой). Маглор... ты все еще ничего не понимаешь, вижу я... (Вздыхает) Какие же вы дети...

Маглор (с недоумением). О чем ты, Учитель?

Ирмо. И что вы теперь будете делать, хотелось бы мне знать? Майэ и принц нолдор - как вы себе это представляете?

Маглор (с ужасом). Майэ?

Ирмо (вздыхает). Ну неужели ты сам не понял, Маглор? Разве ты не почувствовал?

Маглор (виновато). Но как я мог знать?

Ирмо (покачав головой). Велика же твоя любовь, дитя, если ты был готов связать судьбу с грезой...

Маглор (убежденно). Я без нее не могу. Не понимаю, как раньше жил... как струна ненатянутая, в недовоплощении, должно быть...

Ирмо (помедлив). А что будет дальше, ты знаешь?

Маглор (беспечно). Когда - дальше, Валатаро? О чем ты? Главное уже случилось...

Ирмо (старается говорить мягко). Ты хорошо понимаешь, что вы с Хисиэ вовлечены в непредначертанное? Ты сознаешь, Маглор, что для событий непредпетых, действуют иные законы?

Маглор (насторожившись). Валатаро, прошу тебя, объяснись!

Ирмо (подбирает наименее ранящие слова). Дело в том, дитя, что ты не знаешь, чем и когда будешь платить за то, что взял не по праву. Вот например, если бы вышло так, что тебе пришлось бы пожертвовать песенным даром для того, чтобы остаться с нею, - что бы ты предпочел?

Маглор (отшатнувшись). Учитель, ты не сделаешь этого с нами! Я не верю... Да и потом, зачем я ей без песен? Все равно, что без глаз...

Ирмо (печально). Вот видишь... как ты можешь строить планы, надеяться, если не знаешь даже, по каким законам случится то, что ждет вас? И не боишься ли ты звать за собою в столь опасное дело Хисиэ? Я - боюсь за нее.

Маглор (запальчиво). Зачем думать о невероятном? Что встанет между нами? Кто?

Ирмо. Предостережение устраняет опасность, поэтому я говорю тебе, Маглор, подумай об этом. Не грусти, не гневайся, просто рассуди. Вы на пороге опасного решения. Еще не поздно...

Маглор (вскинув голову). Поздно было уже тогда, Валатаро, когда я впервые увидел ее. А теперь - тем более...

Ирмо (слегка нахмурившись, однако скорее грустно, нежели в гневе). Ну вот, снова буянишь... С кем ты хочешьл бороться сейчас за свою любовь? Со всей Ардой? К первоначальным замыслом?

Маглор (упрямо). Если это понадобится! Но скажи, почему? Кому мы причинили зло? Что исказили? Если мы не будем творить вместе, у меня вообще творить не получится!

Ирмо (чуть повысив голос). Неужели ты не понимаешь, Маглор, тебе не с кем будет бороться, кроме собственной судьбы! Которую вы, ты и она, сейчас ломаете! Как ты можешь принимать решение, если не знаешь, что утратишь назавтра!

Хисиэ чувствует, что Валатаро сейчас там, с Маглором. Тревожная иголочка кольнула сердце. Хисиэ не слышит, о чем говорит Ирмо ее любимому, но ощущает непокой Маглора. Когда майэ выходит на поляну, она слышит обрывки последних фраз. Ирмо увидел ее раньше, чем Маглор. На Валатаро устремился тревожный взгляд темных глаз майэ.

Маглор (смотрит на Ирмо с мольбой). Но Валатаро. что нам делать? Я ее не оставлю!

Ирмо (жестом подзывает Хисиэ, обращается уже к обоим). Дети, вы ведь грезите друг другом. Грезы изменяются и разлетаются от прикосновения. Я скажу вам, что делать - тебе, Маглор, уехать в Тирион и поработать с отцом. А тебе, дитя мое, побеседвоать по душам с Эстэ. Она поможет...

Хисиэ (подходит к Маглору и касается своей рукой его руки). Я не понимаю, Учитель, неужели ты не хочешь, чтобы мы были вместе? (Голос майэ дрожит, и она замолкает).

Ирмо (делает движение, и Хисиэ осыпает волной белых цветов). Девочка моя, вы оба дороги мне, и вы избрали опасную стезю. Я хочу только, чтобы не случилось беды. А это неизбежно. Я говорил с Намо - да вы все слышали сами...

Маглор (отчетливо). Валатаро, я никуда не поеду. Прошу тебя, помоги нам, если это в твоей власти, но не заставляй разлучаться...Я же умру. Как Мириэль...

Хисиэ. Скажи, Учитель, а что изменится, если нас... разлучат? (Майэ вздрагивает, говоря эти слова, но затем продолжает негромко и удивительно спокойно). Чувство живет в наших сердцах, хотя ты, как мне... нам (сразу же поправляется она) горько слышать, что ты считаешь это лишь грезой. разве исчезнет оно, если мы не будем друг с другом рядом? В любви нет разлук. (Голос майэ становится все выше и тверже.) Мы видели свет Звезды, и теперь все больше крепнет уверенность в сердце моем, что не может наша любовь, наше счастье хоть в чем-то противоречить закону. (Голос майэ торжественно звенит в тишине Колдовского Леса.)

Ирмо (ласково и печально). В том-то и дело, дитя мое. Я не знаю закона, так же как и вы. Не лучше ли спросить Намо, владыку Книги?

Маглор (в смятении). Мы должны ехать в Мандос, учитель?

Хисиэ (несколько оробев). А Владыка Судеб будет говорить с нами об этом?

Ирмо (со всей серьезностью). Обязательно. Вы должны сами поговорить с Намо, вопросить Книгу и узнать, наконец, что с вами будет. Потому что, не скрою, мне очень тревожно за вас обоих. (В голосе Валы слышна искренняя забота и любовь. Цветы, взращенные некогда Маглором и Хисиэ, пробуждаются, сплетаются в диковинном танце, иные вспархивают бабочками со стеблей и уносятся ввысь. Между ними прорастают высокие белые стройные, как осока, стебли мягкой травы, с тяжелыми усатыми венчиками).

Маглор (нерешительно). Коли так, мы, конечно, поедем... (Помедлив, произносит быстро). Валатаро, как Ты думаешь, что он ответит?

Хисиэ молчит, задумавшись. А что они будут делать, если Намо ответит "Нет"?

Ирмо (с улыбкой). Ты боишься, сын Феанора?

Маглор (честно). Очень. И ничуть не стыжусь того. Потому что если он скажет нет, я буду драться с кем угодно - с миром, с судьбою, да хоть с самим Намо, если это нужно, и я хотел бы, чтобы Хисиэ это не коснулось... а так все равно не получится.

Ирмо (коснувшись ладонью лба, качает головой). Безумец...

Маглор (вспыхнув). Я серьезно. Если приговор будет против нас, мы сами станем решать свою судьбу! Уйдем из Амана, если понадобится! Правда? (Маглор оборачивается к Хисиэ).

Ирмо (величественно - никогда прежде он не говорил так с любимыми учениками). Маглор, опомнись, что ты говоришь! Не пристал этот тон учтивому просителю. Если ты обратишься так к Намо, он и слушать тебя не станет.

Маглор (горестно). Мне все едино! Если даже ты, Учитель, не хочешь понять нас...

Хисиэ (взглянув на Маглора, обращает взгляд к Ирмо. Она говорит Валатаро беззвучно). Учитель, неужели Великим легче сделать нас несчастными? Я... я ведь... уйду... если так... это... все равно... не жизнь... когда сердце... разорвано наполовину.

Ирмо (беззвучно - речь его полна скорби, и небо над поляной темнеет). Вот и ты словно обезумела... Хисиэ, Хисиэ, как же это? Что можно простить горячему неразумному юноше, то уж вовсе не годится для мудрой майэ.

Хисиэ (внезапно окутывает себя и Валатаро непроницаемой завесой тумана. Она знает, что любимый поймет ее правильно). Учитель... (... и уже не получается сдерживать слезы. Майэ падает к ногам Валы). Учитель, прости, н что мне делать? Да, я понимаю... Но сердце мое не принадлежит мне. Помоги, я умоляю тебя. Хоть не осуждай...

Ирмо (протягивает руку Хисиэ). Что ты, дитя мое, перестань! Конечно, я не стану осуждать вас, да и не за что. Может быть, все окончится хорошо. Успокойся, укроти бунтарский дух этого эльдара, и поезжайте к Намо. Я сам поговорю с братом прежде, потому что люблю вас обоих, птенцы... но ты знаешь, что вся эта затея мне не по сердцу. Я не буду приказывать тебе ничего, я больше хочу, чтобы ты была счастлива, чем чтобы осталась в Лориэне.

Хисиэ (поднимается, глядя с благодарностью и надеждой в глаза Валатаро). Учитель... Тогда... тогда мы пойдем к Владыке Судеб, да? (Хисиэ развеивает туманный покров и становится рядом с Маглором). Спасибо, Учитель.

Хисиэ кланяется Валатаро. Маглор, взглянув на нее, также низко кланяется Ирмо. И вдвоем они направляются к окраине Колдовского Леса. Их путь лежит к Чертогам Владыки Судеб.
Ирмо неподвижен, смотрит им вслед. Над поляной подымается синеватое прозрачное марево, в котором тонут чудесные цветы, деревья и фигура самого Ирмо. Между кронами колеблется едва слышный вздох.

Хисиэ идет молча, и Маглор тоже ничего не говорит. Но, выйдя из Лориэна, Хисиэ вдруг останавливается.
Хисиэ. Любимый, я думаю, что нам нужно просить о помощи Валатариэ Ниэнну. И прежде, чем мы пойдем к Владыке Судеб. (Майэ видит удивление в глазах Маглора, и предупреждая его вопрос, готовый сорваться с уст, быстро продолжает). - Не спрашивай меня, почему. Но я чувствую, сердце мне подсказывает, что нужно поступить именно так.

Маглор (не без удивления). Мы сделаем так, как ты захочешь, но я совершенно не знаю Ниэнны, никогда не говорил с ней... Как мы станем просить ее помощи, и в чем? Не властна же она изменить предначертанное!

Хисиэ (задумчиво). Ты ошибаешься, любимый мой. Велика сила ее и любовь к Миру. Многое во власти ее... Едем к ней. Она поможет нам.

Маглор (покорно). Пусть так, но скажи по крайней мере, что мне говорить ей? Мы ведь далеки от скорби, нам не утешение нужно... (Улыбается).

Жизнь вообще штука очень странная...
Я во власти твоей, Туманная,
И о мире ты больше знаешь -
Пусть все будет, как пожелаешь!
К Ниэнне так к Ниэнне... (Маглор неожиданно подхватывает Хисиэ на руки, и несет дальше). Веди меня, звезда моя!

Сильмир ждет у границы леса - Маглор сажает Хисиэ в седло, и конь, косясь на серебряные кроны, осторожно ступает по узкой каменистой тропе между валунами. Вслед путникам прощальным взмахом летят белые искры

 

Западный берег

Бессветие - иначе не назовешь то, что вечно пребывает здесь. Это не темнота, не сумерки - это отсутствие света. Это - обитель Скорби. Здесь нет горя - оно будет исцелено Валатариэ, но здесь нет и радости. Здесь серые волны Эккайи мерно ложатся на серый песок берега. Тем немногим, кто приходил сюда, иногда видятся серые лебеди, вечно кружащиеся над свинцовыми водами.
Песок этого берега всегда сухой, словно и не лижут его волны. Ниэнна, окутанная синим плащом, медленно идет по нему - и следов ее ног не остается на волнистом рисунке песка.
Валиэ Скорби вспоминает - вспоминает, как много лет назад здесь рыдал совсем еще юный Феанор, не находящий в себе сил пережить утрату матери; Ниэнна вспоминает их долгие разговоры. Тогда она совершила почти невозможное - она вернула старшего сына Финвэ к жизни, к творчеству. Сейчас... сейчас всё будет гораздо проще. Сейчас, когда сюда мчится сын Феанора, полный любви и готовый бороться за свою любовь со всем Эа... Наивный мальчик - он думает, что самые страшные беды можно побороть... Спросил бы у отца - и понял бы, что страшнее всего те беды, с которыми приходится мириться.
Ниэнна ждет их - сына Феанора и его возлюбленную. Им так много нужно от нее - и так мало. Валиэ СКорби знает, насколько мало то, что она может им дать, то, что они называют словом "всё".

Все дальше и дальше уносит тонконогий конь Маглора и Хисиэ от Колдовских Лесов Ирмо. По мере продвижения на запад, небо удивительным образом меняет свой цвет. Когда они вышли из Лориэна, над ними простирался бездонно-синий океан. Ныне же над главой навис печально-серый купол. Туман становится все плотнее, хотя нет, это не туман - ничем не напоминает это синее марево сумрачную дымку обители Ирмо. Это бессветие.
В какой-то момент оба понимают, что дальше конь не пройдет. Маглор спешивается и подает руку Хисиэ. Конь, фыркнув, бысто скрывается из вида. Хисиэ оглядывается. Она уже хотела позвать Валатариэ, как-то вдруг приходит осознание, что Ниэнна уже знает о них. И Хисиэ понимает, что Мать Скорби ждет их. Она останавливается и, низко кланяясь, произносит:
- Приветствую тебя, Валатариэ.
Бессветие колыхнулось, и майэ видит силуэт женщины, идуший у ним навстречу, сначала смутный и размытый, но постепенно все четче проступающий сквозь синий покров.

Ниэнна молча разводит руками, как бы принимая их в объятия

Маглор озирается. Тяжкое небо и сумрачный плеск волн совершенно подавляют его. Маглор, закусив губу, призывает всю решительность, однако страшное серое бессветие словно поглощает силу. Устыдившись этой беспомощности, Маглор тихо касается рукою струн Феалин, однако серебрин притаился, съежился, словно не решаясь ловить гнетущую серую волну.
Он так поглощен борьбой, что едва не упускает момент, когда Хисиэ, глядя вдаль, кланяется, приветствуя мать Скорби. Маглор следует примеру возлюбленной, ищет слова, но в сознании остается только пронзительно печальная мелодия самой печальной их его песен - “Лориэнского Тумана”
:

Темных стволов очертанья туман
Скроет
В блеклой дали горьким псом океан
Воет
Ветви поникшие ив, золотых
Вишен.
Голос твой, Мириэль, мне за двоих
Слышен…

Хисиэ (делает несмелый шаг навстречу). Валатариэ, пришли мы к тебе с просьбой о помощи. И взываем к тебе не как к Матери Скорби, но как Валиэ Любви, каковою была ты от начала. Учитель наш сказал, что нам следует спросить Владыку Судеб, не является ли это нарушением Замысла, непредпетым, и можем ли мы быть вместе. Но (Хисиэ искательно смотрит в глаза Валиэ) мы страшимся идти к нему. Ведь если он скажет нам "Нет" (голос майэ упал), то... для нас уже не будет надежды на счастье. Помоги нам, Милостивая.

Маглор (стоит за спиной Хисиэ, усилием воли заставляет себя взглянуть в глаза Ниэнне и произносит чуть слышно). Как нам быть?

Ниэнна (негромко). Нарушение Замысла... Само существование вас, Детей, есть нарушение изначального Замысла. Но это нарущение, совершенное Самим, было залогом спасения. Залогом того, что Искажение может быть преодолено. Ваша любовь - да, это нарушение Замысла. И в Книге о вашей любви нет ни слова. Но именно потому я вижу, что многие из бед, подспудно таящиеся в Амане, могут быть исцелены - вами. Помните, дети, - единственное, чем может быть преодолено Искажение, это Любовь. Моя любовь, отданная - вам всем.

Маглор (настойчиво). Но что нам делать? Просить Намо о милости? Оставить Аман? Научи...

Ниэнна. Вы можете передать Ирмо мои слова. Полагаю, ему их будет достаточно. (Маглору, печально). Согласие Ирмо на ваш брак - это еще не всё, сын Феанора. Думал ли ты о разговоре со своим отцом?

Маглор (помедлив). Пока нет. Но почему ты спрашиваешь? Государь, полагаю, не будет в восторге, но не запретит же он мне!

Ниэнна (тихо и горько). Нет. Не запретит. Особенно если ты ему скажешь, что был здесь.

Маглор (отчаявшись понять). Но что в этом плохого?

Ниэнна: (безмолвно, чтобы ее слышал только Маглор). Ничего. И будь это любая другая из дев Лориэна - Феанор бы почел за честь брак своего сына с ней. Но не с Хисиэ. Она причинила ему страшную боль. Невольно. (Вслух). Вам незачем идти к Намо. В Книге о вас нет ни слова, но это не препятствие для вас. Со свадьбой или без - вы уже неразделимы до Конца Времен. Так говорю я, Ниэнна.

Маглор (обнимает Хисиэ за плечи). Спасибо тебе, Утешительница. Это - самая добрая весть с тех пор, как мы встретились...

Ниэнна. Маглор, будь осторожен в разговоре с отцом. Он давно не приезжал сюда, и, быть может, напрасно.

Маглор (изумленно). Разве отец часто бывает у тебя, Валатариэ? Это... (помедлив) это из-за Мириэль?

Валиэ медленно поднимает глаза на Хисиэ, взглядом говоря ей, что ее речи предназначены только для Маглора. Хисиэ, поклонившись, отходит в сторону. Дальнейший диалог Ниэнны и Маглора безмолвен.

Ниэнна (медленно). Маглор, ты носишь браслет отца. Ты носишь браслет, в который Феанор перелил часть самого себя. Ты можешь теперь узнать о своем отце всё, что пожелаешь. Если твоя любовь к нему сильна и желание узнать велико - браслет тебе ответит. Ответит обо всем, что думал, чувствовал, творил Феанор с этим браслетом на руке. Плохо, что ты не понял этого сам.

Маглор (склонив голову в ответ на упрек, все же упрямо глядит исподлобья на Ниэнну). Я все прекрасно понимаю, Утешительница. Но мне... не до того было. И браслет не в обиде - гляди, он словно бы умалился, спрятался, и держится на руке, ждет своего часа. Однако, я не стал бы расспрашивать его об отцовских тайнах, для того даже, чтобы избавить его от боли - потому что это... кража! (Маглор хмурится, глаза его горят). Я не стану этого делать. Если отец решит что-либо поведать мне, или если я ненароком задену не ту струну - браслет сам даст знак. Негоже торопить его...

Ниэнна (скорбно). Что ты знаешь об отце, мальчик? Ты берешься действовать, прежде чем узнаешь или хотя бы поймешь... Ты уверен в своей правоте, прикрывая этой уверенностью незнание. Твой отец, при всей его ярости, менее самонадеян. Годы, проведенные здесь, пошли ему на пользу.

Маглор (не без удивления). Напротив, я не хотел бы действовать прежде, чем узнаю что-либо. Именно поэтому я не намерен расспрашивать отца. Если случится так, что ему потребуется моя помощь, я буду знать что делать, ведь так уже случилось. А заводить разговор, растравляя его внутренние раны без того, чтобы немедленно врачевать их, я бы не хотел - только хуже выйдет. И напрасно ты ставишь мне в вину самонадеянность. Менее всего я рассчитываю в этих делах на собственные знания, и никогда не случалось так, чтобы сам мир не подсказал мне, что делать. (Переведя дыхание, говорит чуть медленнее, с глубокой убежденностью). Валиэ, мой отец - величайший среди нолдор: мудростью, искусством, внутренней мощью. Иной раз его одолевает усталость, однако мне всегда казалось, что государь сильнее всех своих сыновей, вместе взятых. И самонадеянностью с моей стороны было бы пытаться разрешить для него то, на что не хватило его собственной мудрости - тем паче, если это не под силу даже Хисиэ... Я сделаю для отца все, что в моих силах, он знает об этом, а ведь это, согласись, немало.

Ниэнна (со вздохом). Ты хочешь действовать вслепую... Это безумие, Маглор. Даже сейчас, когда судьба дарит тебе возможность по-настоящему узнать отца, ты отвергаешь ее. Что до Хисиэ, то я могу лишь повторить: иногда те, чей путь не предпет, могут более Айнур. Ты неизмеримо слабее Хисиэ в одном и беспредельно могущественнее ее в другом. Я вижу это. (Печально и заботливо). Маглор, даже Хисиэ знает твоего отца больше, чем ты. Я - тем более. И если ты спросишь - я отвечу.

Маглор ( со всей учтивостью). Тогда ответь мне, ибо я не понимаю тебя

Ниэнна. Маглор, ты стоишь на пороге беды. Твое счастье может обернуться самой страшной утратой. Если ты не будешь готов понять своего отца, то тебе придется выбирать между ним и Хисиэ. Пойми это!

Маглор (медленно подымает глаза, встречая взгляд Валиэ). Что это значит? Отчего так? Прошу тебя, Милосердная, расскажи!

Ниэнна (разворачивая перед мысленным взглядом Маглора картины того, о чем она говорит). Маглор, твой отец - единственный из эльдар, кто утратил мать. Он не может смириться с этим. Он всю жизнь стремится к ней; в каждой женщине он ищет черты Мириэли. Ищет - и не находит. Вернее, сначала находит, но потом понимает - это самообман. И тогда его боль сменяется яростью. Пойми: сердцем он помнит мать, которую не может помнить разумом, и чем больше любая из женщин напоминает ему Мириэль, тем страшнее его разочарование потом. Он может успокоиться только здесь, но он предпочтет поехать в Лориэн, чтобы терзаться на месте ее Ухода, чем сюда, ибо ему легче страдать, чем принять помощь.
Знай, МАглор, знай то, о чем никому из сыновей не говорил Феанор: долгие годы его отрочества прошли здесь. У меня. Если бы я не забрала его тогда к себе, он был бы сейчас в Мандосе.
Об этом знает Король Нолдор. Об этом знают некоторые Перворожденные. Но предпочитают молчать об этом. И ты - не говори без нужды. А если придется сказать - говори, что знаешь это от меня.
Я не могу заменить ему мать. Я не могу сдержать его бесплодный поиск черт матери во всех женщинах...
А теперь приготовься услышать самое страшное.
Для всех вас было бы лучше, чтобы Хисиэ не помогала ему. Он бы выбрался - как выбирался неоднократно. Но - она пришла ему на помощь, и он доверился ей. Ему показалось, что с ней он может быть предельно искренним. Ему померещились черты Мириэли в ней. Но Хисиэ не может стать Мириэлью. И когда он понял это... (после паузы, сурово и скорбно). Маглор, твой отец ненавидит твою невесту.

Маглор (внимает речам Ниэнны предельно внимательно и сосредоточенно, после произносит сдержанно). Правильно ли я понимаю тебя, Милосердная, что придется выбирать?

Ниэнна (сурово).Выбирать приходится всегда. Если ты решишь оставить Хисиэ ради отца - это выбор. Если ты решишь уйти от отца, чтобы навсегда быть вместе с Хисиэ, - это выбор. Если ты решишь попытаться примирить их, почти не надеясь на удачу, - это выбор. В любом случае - придется выбирать.

Маглор (серьезно). В таком случае, решение принято. Всякая ненависть - Искажение, и оправданием ей может служить только очень большое зло. Хисиэ ничего подобного отцу не сделала. Государь мудр, и я надеюсь убедить его. (Поразмыслив). Впрочем, я готов к тому, что он прикажет мне убираться прочь и не показываться ему отныне на глаза. Это нетрудно сделать - Аман велик, а время лечит всякую обиду. Я приму любое решение государя, ведь разлучить нас он не властен, а все прочее значения не имеет. Скажи мне только, Милосердная - что еще я должен знать, чтобы разговор этот не причинял отцу лишних страданий?

Ниэнна (по прежнему сурово). Ты должен знать, чего хочешь. Самому избежать ссоры с отцом? Примирить его с Хисиэ? Молча принять волю отца? Реши для себя. Ты говоришь - не причинять ему лишних страданий? Это невозможно. Как только ты назовешь ему имя своей невесты, ты причинишь ему настоящее страдание. Настоящую боль. Не меньшую, чем та, с которой он умчался в Лориэн недавно. Это - неизбежно. Ты должен быть готов к этому. И если твой отец придет в ярость - ты должен понимать ее причину. И простить отца. (После паузы). Об одном прошу тебя, Маглор: прими решение прежде, чем пойдешь говорить с ним. Пойми, чего хочешь ты, и чем ты готов за это платить. Болью отца ты заплатишь за свою свадьбу неизбежно. И собственной болью. И болью твоей невесты, которая до сих пор не подозревает, какой прием окажет ей Феанор. И я почти бессильна вам помочь. Я не говорю об утешении - оно всегда ждет любого из вас. Я говорю о помощи. О том, что хоть как-то облегчит вашу беду. Единственное, что я могу для вас всех сделать, это благословить ваш с Хисиэ союз. И слово мое будет тебе защитой от гнева Феанора, а ему - защитой от его боли.

Маглор. Пусть будет так, как ты скажешь, Милосердная. Мы просим твоего благословения. Но я по-прежнему верю, что отец достаточно мудр, чтобы не таить обиды за невольно причиненное ему страдание.

Ниэнна (кивает Маглору и оборачивается к Хисиэ). А ты, дева Лориэна, ни о чем не хочешь меня спросить?

Все то время, что Валатариэ разговаривает с Маглором, Хисиэ погружена в собственные размышления. Одна мысль давно мучила ее, но майэ не позволяла ей выбраться наружу... Сейчас же она с ужасающей ясностью понимает, где допустила ошибку и чего это будет стоить, темная волна безграничного ужаса затопляет каждую частичку ее существа. Внешне она остается спокойной, хотя и понимает, что от Валатариэ это не скроется. И, словно издалека, майэ слышит слова Ниэнны. Она вздрагивает и обращает свой взор к Валатариэ. Подумав, она отрицательно качает головой.
Хисиэ (беззвучно). Прости мне, Милосердная, но мне уже нечего спрашивать. Прошу тебя, не нужно слов... Я сама виновата... И значит, мне самой расплачиваться за эту ошибку... Только Маглор...

Маглор (подходит к Хисиэ, берет ее за руку). Хисиэ, прошу тебя... Ничего еще не случилось. Не думай об отце, это моя забота. Утешительница права во всем, и я должен суметь развести этот сумрак. Не тревожься ни о чем - если ты согласна стать моей женой, все прочее - моя забота.

Ниэнна (тихо). Будьте мужественны, дети. И будьте милосердны к Феанору. Если он жесток - он это делает невольно. Помните: ваши горести - ничто по сравнению с его несчастьем.

Маглор (сосредоточенно). Нам ничего не страшно. И напрасно ты думаешь, Милосердная, что отец жесток. Я верю в его мудрость и силу. Даже я сам на его месте увидел бы, что близится Искажение и изо всех сил противостоял ему, так неужто тот, кого назвали величайшим среди нолдор не сделает этого? Я сам поговорю с ним.

Хисиэ посылает Маглору улыбку, полную любви, но тревога не проходит. Потому раньше, чем Маглор, с Феанором должна поговорить она. Только вот чем закончится этот разговор?..

Хисиэ. Стало быть, в Тирион?

Маглор (улыбается в ответ). Нет, любимая, прежде - назад в Лориэн, а лучше - в горы. Нужно подумать. Знаю я там одно озеро... Но погоди. (К Ниэнне, почтительно). Благословляешь ли ты наш союз, Валатариэ?

Ниэнна: (соединяя руки Маглора и Хисиэ). Я не знаю слов нолдорского обряда, и их вам скажут другие. Но ваша любовь - один из многих незаметных ключей к освобождению Арды из под власти Искажения. Берегите свое чувство, дети Эру.

Маглор (склонив голову). Какие бы испытания ни были нам суждены, моя любовь к Хисиэ не иссякнет. Какие бы беды ни обрушились на нас - в сердце своем я никогда не оставлю ее. Каков бы ни был результат нашего союза, в мире для меня никогда не будет иной возлюбленной. Да будет по слову твоему, Милосердная.

Хисиэ (взглянув на Маглора). До конца Времен, на все века мое сердце - твое. Да будет по слову твоему, Валатариэ.

Ниэнна (тихо). Ступайте навстречу своей судьбе. Не ведаю, будет ли она счастливой, но Свет на вашем пути я вижу.

Маглор (приложив руку к сердцу почтительно склоняется). Благодарим тебя за все, Утешительница.

Хисиэ (кланяется Валатариэ низко). Спасибо тебе, Милосердная. (И взгляд майэ, обращенный к Ниэнне, сказал все, о чем слова молчали...).

Маглор ( Ниэнне). Прощай, Утешительница. Неизмерима наша благодарность... Теперь мы пойдем - мне нужно подумать, что скаать отцу...

Маглор оборачивается - подходит Сильмир, встрепанный и дрожащий. Маглор усаживает Хисиэ в седло и ведет коня в поводу по темному берегу. Мерно вздрагивают серые волны, гулко мерцает вода, словно рассеянный свет навеки отразился в океане у Западного Берега...